Инсталляция Swing Time на улицах Бостона

15 самых интересных детских площадок в мире

Во всех странах мира архитекторы стараются преподнести детям игровые площадки, где малыши могли бы включать свое воображение и с радостью изучать что-то новое для себя.

На сегодняшний день существуют площадки, которые плавают на воде или имеют формы гигантских животных.

Среди самых интересных детских игровых площадок вы точно найдете те, которые заставят вас вновь захотеть вернуться в детство.

Необычные игровые площадки для детей

1. Swarovski Kristallwelten (Кристальные миры), Тироль, Австрия

Игровая башня и площадка были созданы фирмой Snøhetta architecture. Игровая башня состоит из четырех уровней, где дети могут лазить по сетке и залезать до самой макушки, находящейся на высоте почти 14 метров.

2. Надувная площадка в Золотом роге, поселок Бол, Хорватия

Эта площадка была создана немецкой компанией Wibit Sports GmbH, а автором проекта является архитектор Роберт Цирьяк (Robert Cirjak). На площадке можно найти множество качелей, горок и игровых комплексов, где дети могут полазить как по скале.

Это одна из 60 площадок, которые компания разместила на водах Хорватии.

3. Серебряные башни (Silver Towers Playground), Нью-Йорк, США

Автор проекта художник Том Оттернесс (Tom Otterness), решил создать площадку с 27-ю причудливыми бронзовыми скульптурами.

Но главным элементом площадки является скульптура размером 7,5 метров в высоту и более 9 метров в длину. Ноги этой скульптуры играют роль горок для детей.

4. Игровая площадка в Копенгагене, Дания

К радости всех детишек, архитекторская компания MLRP добавила к уже существующей детской площадке забавные большие зеркала, прикрепленные к павильону, находящемуся рядом.

5. Парк призрачного поезда (Ghost Train Park), Лима, Перу

Эта детская полоса препятствий была создана группой архитекторов из Basurama. Специалисты использовали заброшенные городские железные пути в качестве стройматериалов.

Стоит отметить, что вся площадка построена с использованием переработанных старых материалов, включая автомобильные части и шины.

6. Вязанный гигантский аллигатор на детской площадке, Сан-Паулу, Бразилия

Этот вязанный гигантский аллигатор был создан в 2012 году польским архитектором известным, как Olek (ныне проживающий в Бруклине).

Данная конструкция была установлена на детской площадке в Сан-Паулу, архитектором которой является Марсия Мария Беневенто (Márcia Maria Benevento).

Открытые детские площадки

7. Игровая площадка бобовых (The Pod Playground), Канберра, Австралия

Эта площадка расположена на холме Национального дендрария в Канберре. Стоит отметить, что данный дендрарий насчитывает более 100 лесов, в которых растут редкие виды деревьев, некоторые из которых находятся на грани исчезновения.

Автором такой необычной игровой площадки является компания T.C.L. (Taylor Cullity Lethlean).

8. Площадка в городском музее (The City Museum), Сент-Луис, штат Миссури

Изначально этот музей создавался скульптором Бобом Кассилли (Bob Cassilly). После его смерти, работу скульптора продолжила группа из 20 мастеров, которые назвали себя Cassilly Crew (Команда Кассилли).

В итоге музей площадью более 55 000 квадратных метров приобрел игровой комплекс, сделанный из переработанных самолетов, 2-х горок высотой с 10-этажный дом, нескольких многоэтажных горок и колеса обозрения на крыше.

9. Kristineberg Slottspark, Стокгольм, Швеция

Датская студия MONSTRUM построила уже несколько очень интересных и оригинальных площадок, за что и стала известной. Данная игровая площадка включает в себя скульптуры сов, две из которых – король и королева – имеют высоту почти 5,5 метров.

Спортивно-игровые площадки для детей

10. Голубой кит, Гетеборг, Швеция

Та же компания MONSTRUM построила в Гетеборге вот такого 15-метрового голубого кита. Дети могут забираться в его желудок и скатываться с горки, которая начинается на его спине.

11. Башни (Tower Playground), Копенгаген, Дания

Еще одна работа архитекторов из MONSTRUM это детская площадка с двумя башнями. Стоит отметить, что компанию основали два декоратора сцен, поэтому все работы датской команды имеют театральные элементы.

Данная площадка была смоделирована по эскизам самых известных башен в Копенгагене. Здесь даже есть звездная обсерватория.

12. Детская станция, Оденсе, Дания

Последняя площадка от компании MONSTRUM в нашем списке – это Детская станция. Эта крытая игровая площадка находится в музее датских железных дорог. Ее построили по мотивам главного железнодорожного вокзала города Оденсе 1960-х годов.

На площадке есть движущийся поезд и комната управления, где дети могут изучить принцип работы локомотива.

13. Парк птицы солнца (Sun Bird Park)

Неофициально эта площадка называется Вейловские гнезда (Vail Nests). Находится она в городе Вейл, штат Колорадо, и была построена специалистами из Tres Birds Workshop, как часть целой серии парков, созданных по заказу приглашенными мастерами.

Площадка представляет собой большие деревянные гнезда, соединенные между собой канатами и мостиками.

14. Время качелей (Swing Time), Бостон, штат Массачусетс

Эта площадка была временно установлена около Бостонского выставочного конференц-центра. Автором задумки является фирма Höweler + Yoon Architecture. Игровая площадь включает в себя 20 освещенных качелей, которые меняют свой цвет от белого до фиолетового во время их использования.

15. Батуты в пещере (Bounce Below), Блайнай-Фестиниог, Уэльс

Название этой площадки можно перевести как “прыгай внизу”. Она находится внутри Сланцевых пещер Ллечведд (Llechwedd Slate) и состоит из гигантских батутов. Стоит отметить, что ранее здесь была шахта.

Автором проекта является компания Zip World, которая специализируется в приключенческом туризме. Подземная игровая площадка создана для детей и взрослых. Больше о ней вы сможете узнать в нашей статье: Самый большой в мире подземный батут открылся.


4 удивительных секретных мест, которые спрятаны в известных туристических достопримечательностях

Простояв в очереди несколько часов, чтобы сделать новою фотографию для своего профиля в Facebook, Вы невольно начинаете задумываться над тем, стоит ли того посещение известных туристических достопримечательностей. В конце концов, ведь это самые фотографируемые места на планете. Даже если Вы никогда не были там раньше, Вы знаете их лучше, чем гостиную своей бабушки.

Или Вы думаете, что знаете. Оказывается, большинство из культовых туристических достопримечательностей скрывают в себе интересные секретные места, которые можно сравнить с «пасхалками» в видеоиграх. Так что в следующий раз, когда Вы застрянете в очереди из 200 туристов, осмотритесь вокруг – может быть, Вы заметите…

1. Пустое здание посреди Таймс-сквер

Ежегодно площадь Таймс-сквер в Нью-Йорке посещает около 37 миллионов человек. Благодаря этому, она занимает второе место в списке самых посещаемых туристических достопримечательностей мира. Спрятать целое здание в этом оживлённом месте звучит как нечто нереальное, однако мало кто из людей обращает внимание на пустой 25-этажный небоскрёб в самом центре Таймс-сквер:

Здание Уан-Таймс-Сквер было построено в 1904 году. В нём размещался главный офис издательства “The New York Times” (отсюда и название). Спустя восемь лет они съехали из здания, которое в те времена выглядело вот так:

Последние владельцы Уан-Таймс-Сквер обанкротились в 1992 году, после чего здание было продано инвестиционному банку “Lehman Brothers”, который, в свою очередь, передал его в пользование рекламной фирме. Эта фирма облепила фасад здания огромными экранами, и теперь Уан-Таймс-Сквер приносит ей 23 миллиона долларов в год, несмотря на отсутствие арендаторов, не считая аптеки “Walgreens”, расположенной на первом этаже.

Кроме того, на крыше Уан-Таймс-Сквер располагается большой Новогодний шар.

Когда банк “Lehman Brothers” продал здание другой фирме в 1997 году, он сделал это с 300-процентной прибылью. Сегодня стоимость Уан-Таймс-Сквер составляет 495 миллионов долларов. Чтобы разместить на нём рекламу на целый год, рекламодателю придётся выложить от 1 до 2,4 миллионов долларов. Это, как минимум, в два раза дороже, чем снять номер в отеле, расположенном в данном районе.

Так что, когда Вы смотрите на «падение» Новогоднего шара, который находится на крыше Уан-Таймс-Сквер, помните, что делает он это на здание, где, кроме пустых залов и заброшенных офисных площадей, больше ничего нет.

2. Секретная комната в горе Рашмор

В кинематографической классике «Сокровище нации: Книга тайн» главный герой узнаёт, что в горе Рашмор есть секретный комплекс, в котором спрятаны сокровища. Смешно, не правда ли? В горе Рашмор нет никакой секретной комнаты. Если бы она там была, нам бы давно сказали об этом, верно? Нет.

Оказывается, что оригинальное видение скульптора Гутзона Борглума горы Рашмор было несколько более сложным. Среди прочего, оно включало представление полных торсов каждого из американских президентов, а вся гора, согласно Борглуму, должна была иметь форму Луизианской покупки. Также он хотел написать на этой горе огромными буквами описания важных моментов в истории Соединённых Штатов.

Когда в дело вмешались логика, разум и деньги, Борглум остановился на идее создания архивного зала, где для будущих поколений хранились бы важные для Америки документы (Декларация независимости США, Билль о правах и так далее). Проект не был воплощён в жизнь из-за смерти Борглума в 1941 году. Однако к тому моменту работы по созданию проходов в горе посредством взрывов уже начались.

В 1998 году американское правительство установило герметичное титановое хранилище и гранитный замковый камень весом 5 тонн внутри пространства в горе, туда были помещены копии важных исторических документов.

Но самое важное заключается в том, что в горе Рашмор действительно хранятся национальные сокровища. Это не выдумка.

3. Гламурный заброшенный терминал в Международном аэропорту имени Джона Кеннеди

Если Вы когда-нибудь смотрели в окно, проходя проверку безопасности в Международном аэропорту имени Джона Кеннеди (Нью-Йорк), то наверняка замечали одинокий пустой терминал с шикарным дизайном и крышей, похожей на крылья чайки.

Читайте также:  Как использовать обычный ластик в уходе за домом

Здание терминала «TWA Флайт Центр» (англ. Trans World Airlines Flight Center) было спроектировано знаменитым финским архитектором в 1962 году. К сожалению, когда компания “Trans World Airlines” обанкротилась в 2001 году, терминал с удивительным интерьером был заброшен.

Переговоры о дальнейшей судьбе терминала длились на протяжении нескольких лет. В планах было превратить терминал в ресторан, конференц-центр, музей авиации или даже отель. Прийти к единому решению не удалось, поэтому сегодня терминал «TWA Флайт Центр» по-прежнему остаётся пустым и неиспользуемым.

Но сможет ли он когда-либо начать работать снова? Вряд ли, поскольку компания “JetBlue Airways” построила вокруг него другой терминал, полностью поглотивший «TWA Флайт Центр» и даже разрушивший часть его в процессе.

4. Секретные апартаменты на вершине Эйфелевой башни

Когда Гюстав Эйфель представил свою башню в 1889 году, он получил «тёплые» отклики о своём творении. Многие известные критики считали башню огромной и некрасивой. Ги де Мопассан обедал каждый день под башней, потому что это было единственное место, где он мог её не видеть.

Конечно же, создателю Эйфелевой башни было всё равно на мнения тех, кто даже не подозревал о том, что на её вершине находятся секретные апартаменты. До 2015 года они оставались закрытыми для общественности. Маленькая обитель Эйфеля была обклеена обоями и обставлена деревянными шкафами, благодаря чему казалась достаточно уютной.

Как только парижская элита узнала о секретных апартаментах на вершине башни, она тут же принялась засыпать Эйфеля предложениями позволить им в обмен на определённую сумму денег провести ночь в этом дивном месте. Ответом Эйфеля всегда был средний палец. Он использовал свои секретные апартаменты для спокойных размышлений и встреч с Томасом Эдисоном.

И это вовсе не единственная вещь, которую Эйфелева башня скрывала от нас. Под её южной опорой находится военный бункер, который, по слухам, содержит секретный тоннель, ведущий к Французской военной академии.

Реклама на Таймс-сквер – самая дорогая в мире

Когда в новогоднюю ночь с высотки на Таймс-сквер, 1 (One Times Square) спустится знаменитый хрустальный шар, праздновать наступление 2013 г. будет только собравшаяся на площади толпа и еще около 1 млрд человек на планете, которые наблюдают за этим событием по телевизору. В самом 25-этажном офисном здании уже давно почти никого нет. Однако оно приносит владельцам прибыль, и немалую. Башня служит рекламным щитом Америки: за год размещенные на нем объявления успевают прочесть сотни миллионов телезрителей, не говоря уже о прохожих.

«Золотая башня»

Судя по подписанным осенью документам о рефинансировании кредита для высотки, с которыми ознакомилась The Wall Street Journal, одна только сдача в аренду площадей под рекламные плакаты и световые табло позволяет выручить более $23 млн в год. Например, группа Dunkin’ Brands платит $3,6 млн в год за размещение на торце высотки фирменного знака Dunkin’ Donuts (сети закусочных, где можно полакомиться кофе со свежими пончиками). На нем можно разглядеть лица завсегдатаев, опубликовавших свои фотографии на странице Dunkin’ Donuts в Facebook.

Пивоваренная компания Anheuser-Busch InBev выкладывает $3,4 млн в год за то, чтобы украсить высотку изображением заледенелых бутылок Budweiser. По соседству расположены табло Sony и News America: они делят один уровень и в общей сложности платят $4 млн в год. Медиахолдинг News Corp., владеющий News America, также снимает площадь под рекламу Dow Jones.

Площади на верхних уровнях здания снимает международная рекламная компания ADK America, которая сдает их, в частности, производителям электроники Toshiba и TDK.

Прибавьте к этому арендую плату с магазина Walgreen (он расположен на первых трех этажах пустующей высотки) – и вы получите оценочную стоимость башни в $495 млн, которая фигурирует в документах по кредиту. Сумма более чем вдвое превышает ту, за которую минувшей весной было продано здание по адресу Бродвей, 222, где расположен офис Bank of America. Его площадь, между тем, более чем в шесть раз превосходит площадь высотки One Times Square.

«Мы всем довольны», – говорит Майкл Филлипс, гендиректор Jamestown Properties – компании, купившей One Times Square в 1997 г. за $117 млн. Осенью Jamestown привлекла у Goldman Sachs кредит в $208 млн.

«Золотая миля»

Владельцы недвижимости на Таймс-сквер рассказывают, что стоимость рекламных площадей за последние 10 лет выросла почти в два раз, хотя цены сильно разнятся в зависимости от конкретного адреса. Отчасти это объясняется притоком туристов в Нью-Йорк: ежегодно город посещают около 50,9 млн человек. По оценке некоммерческой организации Times Square Alliance, с 1996 г. число пешеходов, проходящих по Таймс-сквер, выросло приблизительно на 90% – до более чем 100 млн человек в год.

Еще один фактор роста цен – появление цифровых рекламных объявлений: хозяевам они обходятся дороже традиционных виниловых плакатов, однако приносят в пять-шесть раз больше денег, подсчитало Standard & Poor’s Ratings Service.

Руководители рекламных компаний говорят, что Таймс-сквер обходится рекламодателям дороже любой другой площади в мире, даже Пикадилли-серкус в Лондоне. Рост цен на размещение плакатов и модулей на Таймс-сквер идет быстрее, чем повсюду в Америке, отмечает аналитик Deutsche Bank Мэтью Челсер. По его словам, небольшие щиты в американских городах стоят рекламодателям от $1000 до $2000 в месяц, рост цен составляет 3-4% в год.

Хозяева зданий на Таймс-сквер, изначально не планировавшие торговать рекламными площадями, сейчас соревнуются, у кого на фасаде будет установлен самый большой модуль (за один щит можно получить от $2 млн до $4 млн в год).

Vornado Realty Trust планирует закрепить гигантский цифровой дисплей вдоль первых этажей отеля Marriott Marquis на пересечении 46-й улицы и Бродвея. Вырученные деньги девелоперы думают пустить на снос офисного здания на углу 47-й улицы и 7-й авеню и строительство на освободившемся месте торгового комплекса.

Некоторые девелоперы предлагают арендаторам сдавать рекламное место в субаренду – например SL Green Realty. Один из потенциальных арендаторов – сеть магазинов одежды Express. «Эти щиты стоят целое состояние. Но они действительно этого стоят», – считает гендиректор Express Майкл Вейсс.

В рекламном бизнесе бывают и провалы: так, General Motors после банкротства в 2009 г. отказалась от рекламного щита на высотке One Times Square. Однако место автомобильной компании вскоре занял стакан кофе от Dunkin’ Donuts.

Впрочем, на Таймс-сквер уже более 230 билбордов и рекламных щитов; некоторые эксперты считают, что район, похоже, «затоварен» рекламой, что может отрицательно повлиять на стоимость ее размещения. «Вы, похоже, понавешали там слишком много» рекламы, говорит Ник Маклин, отвечающий за ее размещение в Land Securities Group, которая владеет зданиями на Пикадилли-серкус.

Инсталляция Swing Time на улицах Бостона

© Немцов М., перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательствво «Э», 2018

То был первый день моего унижения. Посадили в самолет, отправили домой в Англию, устроили на временной съемной квартире в Сент-Джонз-Вуде. Квартира на восьмом этаже, окна смотрят на крикетное поле. Выбрали ее, я думаю, из-за привратника, который отсекал все расспросы. Я сидела дома. Телефон на стене в кухне все звонил и звонил, но меня предупредили: на звонки не отвечать, не включать и свой телефон. Я смотрела, как играют в крикет, – этой игры я не понимаю, она меня и не отвлекала толком, но все лучше, чем разглядывать обстановку квартиры – роскошного жилища, где все продумано так, чтобы выглядеть совершенно невыразительно, все значимые углы скруглены, как в «айфоне». Когда крикет заканчивался, я таращилась на отполированную кофе-машину, встроенную в стену, две фотографии Будды – один латунный, один деревянный, – и снимок слона, стоящего на коленях рядом с маленьким индийским мальчиком, который тоже стоял на коленях[1]. Комнаты были со вкусом и серы, их соединял девственно чистый коридор, отделанный буроватым шерстяным шнуром. Я пялилась на рубчики шнура.

Так прошло два дня. На третий снизу в домофон позвонил привратник и сказал, что вестибюль чист. Я глянула на свой телефон – он лежал на кухонной стойке, в самолетном режиме. Я не выходила на связь уже семьдесят два часа и, помню, считала, что это должно расцениваться как один из великих примеров личного стоицизма и нравственной выдержки нашего времени. Я надела куртку и спустилась. В вестибюле встретила привратника. Он воспользовался случаем горестно нажаловаться («Вы себе не представляете, как тут внизу было последние несколько дней – Пиккадилли-клятый-цирк!»), хотя стало ясно, что его, помимо этого, раздирают противоречия, он даже немного разочарован: жаль, что вся шумиха уже улеглась, – он сорок восемь часов чувствовал себя очень значимым. Гордо сообщил мне, что нескольким людям велел «знать край, да не падать», такому-то и такому-то дал понять, что если они думают проникнуть в здание мимо него, то «пусть держат карман шире». Я оперлась на конторку и слушала его болтовню. В Англии меня не было достаточно долго, и теперь многие просторечные британские фразы звучали, на мой слух, экзотично, едва ль не бессмысленно. Я его спросила, не рассчитывает ли он на новый людской наплыв вечером, и он ответил, что вряд ли, со вчерашнего дня никого не было. Мне хотелось выяснить, безопасно ли мне будет пригласить гостя с ночевкой.

Читайте также:  Стрит-арт от Алисы Пасквини

– Не вижу тут никакой трудности, – ответил он таким тоном, от которого я ощутила, что задала дурацкий вопрос. – Всегда есть черный ход. – Он вздохнул, и в тот же миг рядом остановилась женщина и спросила, не мог бы он получить за нее пакет из химчистки, ей нужно выйти из дому. Держалась она грубо и нетерпеливо и, вместо того чтобы, говоря, смотреть на него, уставилась на календарь у него на стойке – серый блок с цифровым экраном, извещавший любого, кто перед ним стоял, в каком именно они мгновенье, вплоть до секунды. Сегодня двадцать пятое число октября месяца, год две тысячи восьмой, а время – двенадцать тридцать шесть и двадцать три секунды. Я повернулась к выходу; привратник разобрался с женщиной и поспешил из-за конторки – открыть мне дверь. Спросил, куда я направляюсь; ответила, что не знаю. Я вышла в город. Стоял идеальный осенний лондонский день, зябкий, но яркий, под некоторые деревья намело опавшей листвы. Я прошла мимо крикетного поля и мечети, мимо «Мадам Тюссо», вверх по Гудж-стрит и вниз по Тоттнэм-Корт-роуд, через Трафальгарскую площадь – и наконец оказалась на набережной, а потом перешла реку по мосту. Думала я – как часто думаю, идя по этому мосту, – о двух молодых людях, студентах, которые шли по нему однажды поздно ночью, на них напали грабители и выкинули за перила, в Темзу[2]. Один выжил, другой умер. Я никогда не понимала, как выжившему это удалось, в темноте, в абсолютном холоде, с жутким шоком и в ботинках. Думая о нем, я держалась правой стороны моста, поближе к железнодорожной колее, и старалась не смотреть в воду. Достигнув Южного берега, первым делом я увидела плакат с рекламой сегодняшнего события – «беседы» с австрийским кинорежиссером, начало через двадцать минут в Королевском фестивальном зале. Я ни с того ни с сего решила попробовать раздобыть билет. Подошла и смогла купить только в раек, на самый последний ряд. На многое я не рассчитывала, мне бы лишь отвлечься от собственных неурядиц, посидеть в темноте и послушать, как обсуждают фильмы, которых я не видела, но посреди программы режиссер попросил своего интервьюера запустить ролик из «Времени свинга»[3], а этот фильм я знаю хорошо, только его в детстве и смотрела, вновь и вновь. Я выпрямилась на сиденье. На громадном экране передо мной танцевал Фред Астэр с тремя силуэтами фигур. Они не могут за ним угнаться, теряют темп. Наконец сдаются, изобразив этот очень американский жест «да ну его» тремя левыми руками, и сходят со сцены. Дальше Астэр танцует один. Я понимала, что все три тени – тоже Фред Астэр. А ребенком я тоже это знала? Никто больше так не загребает рукой воздух, ни один другой танцор так не сгибает колени. Меж тем режиссер излагал свою теорию о «чистом кино», которое он начал определять как «взаимодействие света и тьмы, выраженное неким ритмом, развертывающимся во времени», но такую линию рассуждений я сочла скучной и невнятной. За его спиной почему-то снова стали показывать тот же ролик, и ноги мои, сочувствуя музыке, застукали в кресло впереди. В теле я ощутила изумительную легкость, несуразное счастье – казалось, оно исходит ниоткуда. Я потеряла работу, некую версию своей жизни, свое личное пространство, однако все это было мелким и ничтожным на фоне радости, с какой я смотрела танец и отзывалась всем телом на его точные ритмы. Я ощущала, будто больше не слежу за своим физическим местоположением, поднимаюсь над собственным телом, оглядываю свою жизнь из какой-то очень далекой точки, зависаю над нею. Вспомнилось: так люди описывают опыты с галлюциногенными наркотиками. Все свои годы я увидела разом, но они не громоздились один на другой, переживание за переживанием, составляясь во что-то существенное, – напротив. Мне открылась истина: я всегда пыталась прицепиться к свету других людей, а своего собственного света у меня никогда не было. Я ощущала себя эдакой тенью.

Когда мероприятие завершилось, я пошла обратно через весь город к себе в квартиру, позвонила Ламину, который ждал в соседнем кафе, и сказала, что горизонт чист. Его тоже уволили, но домой в Сенегал я его не отпустила, а притащила сюда, в Лондон. Пришел он в одиннадцать, в толстовке с капюшоном – на случай камер. В вестибюле никого не было. Под капюшоном он выглядел еще моложе и красивее, и мне показалось вопиющим, что в душе у себя я не нахожу к нему подлинных чувств. После мы лежали бок о бок на кровати со своими ноутбуками, и я, чтобы не проверять почту, гуглила – сперва бесцельно, а затем уже целенаправленно: искала тот ролик из «Времени свинга». Хотелось показать его Ламину, было любопытно, что́ он об этом подумает, раз сам теперь стал танцором, но он сказал, что никогда не видел Астэра и даже не слышал о нем, а когда ролик заиграл, сел на кровати и нахмурился. Я едва понимала, на что мы вообще смотрим: Фред Астэр с начерненным лицом. В Королевском фестивальном зале я сидела в райке, без очков, а сцена начинается с дальнего плана Астэра. Но ничего это не объясняло, как мне удалось выпихнуть из памяти этот образ детства: вращающиеся глаза, белые перчатки, ухмылка Бодженглза[4]. Я почувствовала себя очень глупо, закрыла ноутбук и уснула. Наутро проснулась рано и, оставив Ламина в постели, метнулась на кухню и включила свой телефон. Я ждала сотен сообщений, тысяч. Прилетело их, может, тридцать. Раньше Эйми присылала по сотне сообщений в день, и теперь наконец я осознала, что Эйми никогда больше не пришлет мне никакого сообщения. Почему я так долго не могла понять этой очевидной вещи – не знаю. Я прокрутила вниз весь унылый список: дальняя двоюродная сестра, несколько друзей, несколько журналистов. Заметила, что одно сообщение озаглавлено: ШЛЮХА. Адрес – бессмысленный, цифры, буквы и пристегнуто видео, которое не открывалось. В теле письма – одна фраза: «Теперь всем известно, кто ты на самом деле». Такие записки скорее получаешь от зловредной семилетней девочки, у которой есть твердое представление о справедливости. И, разумеется, в точности им – если не обращать внимания на прошедшее время – это сообщение и было.

Кадр из мультимедийного проекта канадского художника Грегори Кольбера (р. 1960) «Пепел и снег» («Ashes and Snow», 2002). – Здесь и далее прим. переводчика.

Гетеросексуалы из Бостона решили, что хотят собственный прайд. Говорят, их угнетают

В конце июня 1969 года Нью-Йорк захлестнули Стоунволлские бунты — первый открытый протест ЛГБТИК-сообщества против преследования со стороны властей и искра, благодаря которой зародилось движение за права секс-меньшинств. Год спустя, в том же месяце, по всем Соединенным Штатам состоялись шествия, ставшие прообразами гей-прайдов — в память о событиях прошлого лета.

Сейчас июнь традиционно считается прайд-месяцем, посвященным истории и культуре ЛГБТИК-сообщества — но, кажется, из-за этого трое гетеросексуальных мужчин из Бостона чувствуют себя обделенными.

Группа Super Happy Fun America, защищающая, по словам ее создателей, «права натуралов», сообщила, что планирует провести свой собственный прайд для гетеросексуалов в Бостоне. Согласно официальному сайту организации, талисманом парада будет Брэд Питт — «герой для мужчин-натуралов по всему миру».

Вице-президент Super Happy Fun America, Марк Сэхади, утверждает, что шествие пройдет 31 августа, и надеется повторить маршрут местного гей-прайда.

«Это наш шанс провести в Бостоне настоящий парад патриотов, — заявил Сэхади в посте на Facebook — и показать, что мы гордимся своей гетеросексуальностью».

По словам мужчины, местные власти присоединились к группе в организации «прайда» после того, как он обратился к ним с жалобой на дискриминацию. Представители муниципалитета, в свою очередь, подтвердили лишь то, что обсуждали с организацией данный вопрос — подчеркнув, что в данный момент не располагают необходимыми для проведения парада разрешениями.

Сэхади — член правой группы под названием «Сопротивляйтесь Марксизму», уже проводивший несколько противоречивых акций протеста в Бостоне. В 2018-м он выступил организатором митинга в поддержку права на оружие, а в 2017-м — «Ралли за республику», в ходе которого количество контрпротестующих существенно превысило число участников самого ралли.

Президентом SHFA является Джон Хьюго — бывший кандидат в конгрессмены от Массачусетса от республиканцев, получивший на выборах-2018 24% голосов избирателей своего округа. Хьюго утверждает, что гетеросексуалы являются «угнетаемым меньшинством», и группа будет «бороться за их право гордиться своей ориентацией, не боясь осуждения или ненависти».

Ранее в этом году организация также обращалась к городским властям за разрешением поднять над муниципалитетом «гетеросексуальный прайд-флаг», но позже сообщила, что ей отказали.

«Прайд натуралов» уже попал под шквал критики в соцсетях — после того, как Кэролайн Райан из New York Times упомянула мероприятие в своем твите.

The Straight Pride Parade exists for the same reason as Men’s Rights and White Pride: to denigrate and belittle the progress made by the marginalized. It’s nothing less than the mockery of the oppressed and should be treated as such.

«Гетеросексуальный прайд существует по той же причине, по которой существуют прайды за права мужчин или белых — дискредитировать и принизить достижения маргинализированных сообществ. — написал один из пользователей — Это издевательство над теми, чьи права действительно притеснялись, и относиться к [прайду] следует соответствующе».

«Если вам нужен гетеросексуальный прайд, то где ваш гетеросексуальный Стоунволл? — добавил другой — Где семьи, которые отказались от вас за то, что вы натуралы? Где полицейские, совершающие налеты на гетеросексуальные бары, вторгающиеся в вашу частную жизнь, штрафующие и арестовывающие вас лишь потому, что вы существуете?»

For those seeking a Straight Pride Parade: read this pic.twitter.com/7ZvlWl3H1C

К недовольным присоединился и бывший кандидат в сенат штата Шон Олсон, отметивший, что гетеросексуалам стоило бы не возмущаться отсутствием прайдов для натуралов, а «радоваться тому, что они в них никогда не нуждались».

Читайте также:  Как помыть окна отпаривателем для одежды

В свете недавних событий мэр Бостона Марти Уолш также сделал официальное заявление в поддержку ЛГБТИК-сообщества.

«Каждый год мы празднуем прайд-неделю, чтобы отдать должное разнообразию, равноправию и силе духа представителей ЛГБТИК. — подчеркнул он — Это особая неделя, призванная напомнить о неизменных ценностях Бостона: любви и инклюзивности. Мы будем рады всем, кто присоединится к прайд-параду в эту субботу, и захочет участвовать в движении за равенство».

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Именно сегодня нью-йоркскому «Grand Central Station» исполняется ровно сто лет с момента открытия. За это время здесь произошло много чего, начиная от расцвета и заканчивая почти полным запустением.

Из всех существующих, этот вокзал старейший и самый известный в Нью-Йорке. По числу платформ и путей, он является мировым рекордсменом. К услугам пассажиров 44 платформы и 67 путей. Изначально, железнодорожная станция в этом месте начала функционировать с 1871 года. Однако, именно в 1913-м году была завершена грандиозная реконструкция здания, которая и считается моментом основания «Grand Central Station». Кстати, совсем скоро, вокзал планируют расширить, благодаря сооружению еще одного нижнего уровня, на котором будет располагаться станция Лонг-Айлендской ветки, что позволит увеличить количество путей вокзала до 75 путей и 48 платформ.

Фото 1908 года. Идет строительство нового здания.

В месте, где сейчас стоит Гранд Централ, сходятся три железнодорожные ветки, две из которых в 1871 году принадлежали Корнелиусу Вандербильту. Чтобы выделиться на фоне главного конкурента, Пенсильванских железных дорог, и других небольших железнодорожных компаний, компания Вандербильта, Нью-Йорк Централ, предложила построить на месте трёх вокзалов одно большое депо. Оно так и называлось — Гранд Централ Депо.

10 мая 1912 года. Последний этап строительства.

Но 08 января 1902 года в тоннеле, ведущем в подземную часть вокзала, столкнулись два паровоза. Это была крупнейшая железнодорожная авария за всю историю Нью-Йорка. Пятнадцать человек погибли на месте, и ещё тридцать восемь были ранены, двое из которых впоследствии скончались. После этого паровозы были запрещены на территории Манхэттена. Это вынудило компанию Вандербильта перейти на электрические составы. В связи с этим пришлось полностью перестроить вокзал.

Западный балкон, 1912 год.

Новый Гранд Централ Терминал был открыт 02 февраля 1913 года. Это было прекрасное здание, построенное в стиле боз-ар, с мраморными лестницами, огромными окнами, и звёздным небом на потолке.

Вскоре, вокруг вокзала выросли офисные здания и небоскрёбы. В том числе, знаменитое здание Крайслер. Гранд Централ стал самым загруженным вокзалом в стране. В 1947 году через него прошло более шестидесяти пяти миллионов пассажиров.

Спуск в метро. 1912 год.

Но в 50-е эра поездов дальнего следования в США закончилась, и всё больше людей предпочитали поезду самолёт или автомобиль. Пассажиропоток падал, а с ним падали и доходы. Владельцы здания заговорили о том, чтобы снести Гранд Централ, и построить на его месте офисное здание. Среди обсуждаемых был даже проект здания, которое на сто пятьдесят метров превышало Эмпайр Стейт Билдинг.

Тут нужно оговориться, что немногим ранее, в октябре 1963 года было снесено красивейшее здание Пенсильванского вокзала, которое построили те самые Пенсильванские железные дороги, упомянутые выше, а на его месте возвели знаменитый ныне Мэдисон Сквер Гарден.

0 октября 1963 года Нью-Йорк Таймс писал по этому поводу: Until the first blow fell, no one was convinced that Penn Station really would be demolished, or that New York would permit this monumental act of vandalism against one of the largest and finest landmarks of its age of Roman elegance | До первого удара никто не верил, что Пенн Стэйшн действительно будет снесена, или что Нью-Йорк допустит этот монументальный акт вандализма против одного из крупнейших и прекраснейших примеров римского изящества своего времени.

Именно это событие послужило причиной для создания мэром Нью-Йорка Робертом Вагнером Комиссии по сохранению архитектурных памятников. И именно эта комиссия, при огромной поддержке населения, при поддержке Жаклин Кеннеди, не позволила владельцам вокзала снести его.

В 1968 году Нью-Йорк Централ, чтобы избежать банкротства, слилась с теми самыми Пенсильванскими железными дорогами, образовав компанию Пенн Централ. И в том же 1968 году Пенн Централ анонсировала планы по сносу Центрального вокзала, не смотря на то, что ещё полгода до этого Комиссия признала здание вокзала историческим памятником. Общественность возмутилась.

Вот, что сказала Жаклин Кеннеди (обратите внимание, что слово city у неё — женского рода):
Is it not cruel to let our city die by degrees, stripped of all her proud monuments, until there will be nothing left of all her history and beauty to inspire our children? If they are not inspired by the past of our city, where will they find the strength to fight for her future? Americans care about their past, but for short term gain they ignore it and tear down everything that matters. Maybe… this is the time to take a stand, to reverse the tide, so that we won’t all end up in a uniform world of steel and glass boxes | Разве это не жестоко позволить нашему городу постепенно умереть, стерев все памятники, которыми он гордится, пока не останется ничего от всей его истории и красоты, чтобы вдохновлять наших детей? Если они не будут одухотворены прошлым нашего города, то где они найдут силу бороться за своё будущее? Американцы берегут своё прошлое, но ради краткосрочной выгоды они игнорируют его, и сносят всё ценное. Возможно, сейчас самое время высказать свою позицию, обратить волну вспять, потому что мы не хотим, чтобы всё закончилось безликим миром коробок из стекла и металла.

В итоге Пенн Централ подали в суд. Судебная тяжба по этому делу длилась почти десять лет, и дошла до Верховного Суда, который в июне 1978 года поддержал решение Комиссии.

За это время сама Пенн Централ обанкротилась. На тот момент это было самое громкое банкротство в истории Америки. Права на Центральный вокзал переходили из рук в руки, пока в 1994 году МТА не подписала договор аренды на двести восемьдесят лет (!), и начала масштабную реконструкцию вокзала. К 1998 году вокзалу вернули весь лоск, с которым он открылся в 1913.

Интересная деталь. Долгие годы потолок вокзала был тёмным, как многие думали, от сажи и копоти локомотивов. Но оказалось, что он покрыт смолами и никотином, содержащимися в табачном дыму. Потолок очистили, но в назидание потомкам оставили небольшой нечищеный участок ровно над стейк-хаусом Майкла Джордана. Сейчас в здании вокзала, конечно, курить нельзя.

Ресторан вокзала, 1912 год.

И как свидетельство минувших событий, в потолке оставили круглую выбоину, которая была сделана в 1957 году, чтобы установить посреди вокзала баллистическую ракету Редстоун. С помощью этой ракеты власти США противостояли возникшему чувству небезопасности среди граждан Америки после того, как Советский Союз запустил первый искусственный спутник Земли.

Рабочий на руке скульптуры Меркурия.

Между пригородными платформами, метро и выходом в город, 1912 год.

Вид с 42-й улицы, 1919 год.

Толпа смотрит на экране первый беспересадочный перелет самолета Junkers W33 через Атлантику, 1929 год.

Реклама военных облигаций, 1941 год.

Пара снимков вокзала внутри, 1941 год.

В то время строительство фонтанов было очень модно.

Забастовка железнодорожников, 1946 год.

Толпа наблюдает за первым орбитальным полетом американского астронавта Джона Гленна, 1962 год.

Массовые отключения электроэнергии 9 ноября 1965 года.

Последний рейс «20th Century Limited», курсировавшего между Нью-Йорком и Чикаго 65 лет, 2 декабря 1967 года.

Внутри вокзала сразу после утреннего час-пика, 9 января 1968 года.

Авария на одной из веток, 25 ноября 1987 года.

Пассажиропоток ветки Metro-North на одной из платформ, 11 января 1996 года.

Часы вокзала отметили 31 января свое столетие.

450 обнаженных женщин во время инсталляции Спенсера-Туника, 26 октября 2003 года.

Национальная гвардия не дремлет, 25 января 2013 год.

Потолок главного зала вокзала, 25 января 2013 года.

Ссылка на основную публикацию