Эксклюзивный рояль Heliconia от Steinway & Sons

Эксклюзивный рояль Heliconia от Steinway & Sons

Лейф Ове Андснес – Артист Стейнвей.

Его родители преподавали музыку, и с ранних лет Лейф Ове играл на фортепиано. Играл понемногу, как бы шутя. Интенсивные профессиональные занятия начались только в шестнадцать лет в Бергене под руководством чешского педагога Иржи Глинки. Через год Андснес дебютировал на Бергенском фестивале, исполнив фортепианный концерт Грига.

Репертуар Андснеса: от Моцарта и Гайдна до Яначека и Бартока, но чаще всего он исполняет сочинения европейских романтиков, особенно Грига.

Четырежды лауреат Премии Грэмми, лауреат премии Хиндемита (1987), премии Грига (1990), премии Академии Киджи (2001), премии фирмы Граммофон (2002) и других наград.

Фортепиано Steinway & Sons – это инструмент высочайшего выражения творчества, наиболее тесно связывающий артиста и слушателя, воплощённое музыкальное и технологическое совершенство и бесценное вложение в будущее, передаваемое из поколения в поколение.

Непревзойдённое качество инструментов Steinway & Sons защищено 127 патентами, первый из которых был выдан в 1857 году. С тех пор на протяжении полутора веков рояли и пианино Steinway & Sons остаются эталоном фортепиано и мерилом качества для коллег по ремеслу.

Произведённый вручную Steinway & Sons Spirio — это следующий шаг в истории инноваций и взаимодействия известнейшего производителя фортепиано с исполнителями.

Как правило, большинство из нас слышат великих исполнителей только издалека. И неважно – из партера ли концертного зала, или с клубной галёрки — обожаемый артист остаётся для нас недосягаемым. Но что бы вы сказали, если бы величайшие пианисты мира собрались в вашей гостиной? Новый фортепианный плеер высокого разрешения Steinway & Sons Spirio обеспечивает непревзойденный эффект присутствия, неотличимый от живого исполнения.

Система Spirio интегрируется в рояль Steinway & Sons на стадии изготовления, не затрагивая внешний вид, и не меняя собственных характеристик инструмента. Специально разработанная система оцифровки позволяет обрабатывать более 1000 динамических уровней звука, принимая более 800 звуковых сэмплов в секунду.

Такая технология позволяет наиболее полно раскрыть как возможности инструмента, так и мастерство исполнителя. Мягкие тремоло, нежное piano и агрессивное fortissimo не теряют ни яркости, ни полноты. Оригинальное исполнение пианиста в системе Spirio воспроизводится с беспрецедентной точностью, реализуя весь спектр нюансов живого звука.

Steinway & Sons Spirio совместим с цифровыми мобильными устройствами на платформе Apple. Бесплатная музыкальная библиотека содержит произведения многих известных композиторов — от Баха и Бетховена до Билли Джоэла и Ирвинга Берлина.

Благодаря использованию фирменного программного обеспечения стало возможно вживую услышать, как играют «бессмертные» Артисты Стейнвей, такие, как Гленн Гулд, Дюк Эллингтон и Сергей Рахманинов.

Библиотека постоянно пополняется. Новые произведения автоматически добавляются в списки в приложении и становятся доступными на каждом отдельном инструменте с системой Spirio. Списки воспроизведения (плейлисты) могут автоматически формироваться с учётом ваших предпочтений. А интегрированный регулятор громкости позволяет тонко и индивидуально регулировать интенсивность воспроизведения от блестящего концертного уровня до приглушенного салонного, пользуясь всеми возможностями роялей Steinway & Sons Spirio.

Steinway & Sons Spirio откроет для вас богатейший мир живого фортепианного звучания, независимо от вашего собственного уровня игры.

Рояли Steinway & Sons Spirio доступны для заказа в фирменных салонах роялей и пианино Steinway & Sons на Кутузовском проспекте, д.41, и в Московской Галерее Steinway по адресу Московская область, г. Красногорск, Ильинское шоссе дом 1А, Бизнес Центр “Красногорск Плаза”.

Денди XXI века – Steinway & Sons Amber Wood

Амбровое дерево – научное название «ликвидамбар смолоносный» – самый, что ни на есть коренной американец. Наверняка, первые переселенцы, осваивая Америку, были несколько разочарованы, попробовав древесину этого дерева в качестве строительного материала или топлива.

Увы – ни для жилых, ни для хозяйственных построек амбровое дерево не годится – очень уж хрупкое оно, непрочное и быстро поддаётся порче. Да и горит плохо – слишком маслянистое, сажи и копоти много, а тепла почти нет.

Зато цвет и запах древесины амбрового дерева – это что-то особенное! Нежно кремовая заболонь переходит в розовато-коричневое ядро с волнистыми полосами, рисунок которых уникален. А обрабатывать его сплошное удовольствие – режется древесина легко, а на срезе проявляется атласный блеск, который при дальнейшей полировке только усиливается.

В некоторых англоязычных странах этот сорт древесины называют «Satin walnut», а в США – балтиморским орехом. И это название может вводить в заблуждение, так как, собственно, к ореху (walnut) амбровое дерево никакого отношения не имеет.

Благодаря красоте и легкости в обработке, амбровое дерево широко применяется для изготовления декоративного шпона для нужд мебельного производства или отделки помещений. Отдельной статьёй идёт производство музыкальных инструментов. Отделка шпоном амбрового дерева не только придаёт инструментам изысканный вид, но и вносит неповторимые нюансы в звучание.

Например, рояли Steinway & Sons Amber Wood из коллекции Crown Jewels, носящие название «Малахит», по отзывам самых разных слушателей – как профессиональных музыкантов, так и неискушённых любителей – обладают ярким сочным тембром и исключительной певучестью.

Насладиться видом и звуком рояля Steinway & Sons Crown Jewels Amber Wood можно в фирменном салоне роялей и пианино Steinway & Sons по адресу: Москва, Кутузовский проспект, д.41.

Встреча двух великих личностей, явлений или предметов – как, например, столкновение звёзд – всегда сенсация. А если речь идёт о встрече не звёзд, а целых галактик. или Вселенных.

Союз двух именитых мануфактур, прославившихся высочайшим качеством и мастерством ручного производства: компании Steinway & Sons и легендарной французской стекольной фабрики Lalique – из тех, что заключаются на небесах.

Постоянное стремление к совершенству и неизменное следование вечным ценностям – создавать высокие стандарты искусства и дарить радость людям во всём мире – кредо обоих участников необычайного тандема.

Плодом этого сотрудничества стала новая специальная коллекция Steinway & Sons «Бессмертная красота».
Первый в линейке – рояль HELICONIA, украшенный растительным орнаментом по эскизу Мари-Клод Лалик, внучки легендарного Рене Лалика.

Рояли Steinway & Sons Heliconia, представленные в белом и черном исполнении, не только наполнят зал или гостиную чарующими звуками, но и станут визуальным украшением интерьера, создадут изысканную атмосферу
светской элегантности. 75 хрустальных вставок, украшающие каждый рояль, отражают и преломляют лучи света, составляя немой, но оттого не менее красноречивый аккомпанемент изысканному звуку Steinway & Sons.

На внутренней части корпуса каждого рояля установлена специальная фирменная табличка, на которую, при желании, могут быть нанесены персональные данные. Кроме стандартной отделки черного и белого цвета по желанию заказчика возможны также другие цветовые варианты или отделка высококачественным шпоном.

Услышать – и увидеть! – новый рояль Steinway & Sons Heliconia можно в фирменном салоне роялей и пианино Steinway & Sons на Кутузовском проспекте, 41.

Репетиция Паоло Франчезе в Салоне Steinway&Sons

24 октября 2017 года в Салоне Steinway&Sons, Кутузовский проспект, 41, состоялась репетиция

Паоло Франчезе накануне концерта на Пятом Международном фортепианным фестивале «Подмосковные вечера искусств». Пианиста, как гостя фестиваля, пригласил учредитель и художественный руководитель «Подмосковных вечеров искусств» – профессор Российской академии музыки имени Гнесиных, лауреат международных конкурсов, заслуженный артист России, Артист Стейнвей – Юрий Александрович Богданов.

В этом году Фестиваль проходит в городах Электросталь, Видное, Сергиев-Посад, Протвино, Клин, Балашиха, Пушкино, Коломна, Жуковский.

Паоло Франчезе начал играть на фортепиано в возрасте семи лет, в тринадцать он поступил в Государственную итальянскую консерваторию, которую окончил с отличием.

В 2007 г. Паоло с отличием окончил докторантуру Государственной консерватории в Авеллино, Италия.

Пианист является победителем национальных и международных конкурсов, концертирует по всему миру с сольной программой, а также в качестве участника итальянских и заграничных ансамблей камерной музыки.

Рубин в короне – Steinway & Sons Macassar!

Макассар является одним из видов черного дерева, которое встречается, в основном, на острове Сулавеси в Индонезии, его название происходит от названия главного морского порта на острове. Иногда его называют «огненным эбеном», потому что на черном фоне красным пламенем светятся багровые полосы. Черно-красная полосатая текстура уникальна, как отпечатки пальцев, следовательно, нет двух кусков дерева, похожих друг на друга. Считается одним из самых дорогих и красивых пород дерева.

Макассар был любимым материалом у плотников-краснодеревщиков в течение многих столетий, и к началу ХХ века большинство деревьев было срублено. Маленькие доступные объемы продаж на рынке привели к очень высоким ценам, в настоящее время макассар относится к самым дорогим видам древесины в мире. Древесину макассара официально не продают – дерево занесено в международную Красную книгу. Но уж если и делается исключение – как для компании Steinway & Sons – то речь идёт о считанных килограммах!

Древесину макассара, а чаще всего шпон, используют для изготовления предметов роскоши – например, для строительства музыкальных инструментов и изысканной мебели. Само присутствие в интерьере изделий из дерева макассар повышает имидж любого пространства. А уж если речь идёт о рояле Steinway & Sons в отделке макассаром, то такой инструмент представляет собой настоящее сокровище!

Недаром рояли, входящие в коллекцию Steinway & Sons «Драгоценности Короны» (Crown Jewels), получают название «Рубин». Также, как рубин в королевской короне, рояль Steinway & Sons Crown Jewels Macassar всегда
оказывается в центре внимания и задаёт тон всему окружению.

Рояль Steinway & Sons Crown Jewels Macassar можно посмотреть, послушать и приобрести в магазинах Московской Галерее Стейнвей – МО, Красногорск, Ильинское шоссе, вл 1А, БЦ «Красногорск Плаза».

Рахманинов: Истоки. Звуки колоколов.

“Колокола” – Эдгар По, Бальмонт и Рахманинов

Каждое лето Рахманинов работал в своем имении Ивановка – привел хозяйство в порядок, истратив 120 тысяч рублей – всё, что заработал в жизни, завел лошадей и автомобиль. Но в Ивановке ему плодотворно работалось – звуковая палитра становилась красочнее и утонченнее, появлялась элегичность и созерцательность, русская песенность, декламационность и перезвоны. Он написал Третий фортепианный концерт, Всенощную, Литургию Св. Иоанна Златоуста, фортепианные этюды-картины (новый подход к техническому жанру, продолжающий новации листа) и прелюдии (одна из них, в тональности си-минор, вызывает ассоциации с картиной Бёклина «Возвращение»). В 1909 году Рахманинов уезжает на гастроли в США и Канаду и по городам России, а в 1912 с семьей переезжает в Швейцарию и Рим на лечение (в Риме он живет в квартире на Испанской площади, некогда снимаемой Чайковским). Именно в итальянскую зиму 1913 года Рахманинов задумывает ещё одно символистское произведение «Колокола». Сначала композитор получил от виолончелистки М. Даниловой письмо с предложением написать музыку на стихи Эдгара По в переводе Бальмонта. Рахманинова всегда волновала семантика колокольных звонов, как и мысли о жизни и смерти, поэтому музыку он сочинил быстро.

Во всех 4 частях поэмы господствует колорит ночи: морозной в 1 части, летней во 2-й, стихийной пожарной осенней в 3-й и мрачной в 4-й. Музыка полна смутных предчувствий и ощущения грядущего потрясения. Идея сезонов природы и человеческой жизни связывала все части драматургически, а попевка «День гнева» – мелодически и смыслово. Тютчев, будучи на премьере, отметил поиск Рахманиновым новой манеры выражения своих мыслей. Композитор назначил тройной состав симфонического оркестра, дополнив его челестой с её хрустальным звуком, фортепиано и органом, а также различными ударными инструментами. В 1 части солировал тенор, во 2-й драматическое сопрано, в 3-й баритон и в финале – хор.

Первая часть. Её музыка наполнена звоном колокольчиков, создающих образ безмятежной юности, полной надежд и мечтаний. Несется вперед, навстречу жизни, тройка с бубенцами. Зимняя морозная ночь и яркое сияние звезд, равнина, залитая лунным светом и серебряный перезвон. Такое приподнятое настроение создает оркестровое вступление к кантате, рождая атмосферу свежести прозрачного воздуха. Стремительный темп вовлекает в движение все инструменты оркестра – от фанфар до арф. Средний раздел (хор поет с закрытым ртом архаичный напев) – это образ волшебного сна и застылой красоты со звездными бликами. Темп ненадолго замедляется, словно в дремоте, но оркестровая интерлюдия (связка) подводит к репризе, где бег тройки вновь пробуждает ото сна. Быстротечны светлые дни, недолга юность с её безмятежностью, и чист горизонт, лишь ненадолго омрачаемый облачком.

Вторая часть. Золотой свадебный звон и настроение человека в самый торжественный момент его жизни – венчание, создание семьи. Величавые мелодии сменяются мотивами томления и средний раздел посвящен излиянию чувств с мелодией страстной любви. Её волнообразное нарастание приводит к кульминации, перекрывающей свадебный перезвон колоколов.

Третья часть. Картина разбушевавшейся огненной стихии и обрушившегося на человека несчастья – звон пожарного набата, пожирающий на своем пути все огонь, крики отчаяния и мольбы, нарастание лихорадочного возбуждения и напряжения всех сил в стремлении спасти от стихии дома и семьи…

Финал. Резкий контраст динамичной предыдущей части – жизнь прожита и окончена. Не осталось иллюзий, порывов и мечтаний. Они изжиты, пройдены или не исполнены. Напев «волщебного сна» из первой части звучит в гротескном обличии. Размеренно бьет погребальный колокол и монотонен надгробный плач с прерывистыми паузами-вздохами. Сдержанность мелодии у хора производит впечатление неотвязной думы об одиночестве. Монолог баритона: повествование о жизни – прерывается рыданиями. Обезумевшему от ужаса и горя человеку кажется, что на колокольне стоит черная фигура и раскачивает колокол, отмеряющий последние вздохи в этой жизни. Мерное ритмичное движение похоронного шествия прерывается и останавливается – веет ласковый ветерок и тревога сменяется успокоением от молитвы под звуки органа. Создается впечатление, что «Колокола» Рахманинов писал как часть диптиха о жизни и смерти – в дополнение к «Острову мертвых». Но то, что музыка «Колоколов» повлияла на сочинение «Доктора Фаустуса» Томасом Манном – это факт. Композитор мечтал о премьере в Англии (1914), но мировая война нарушила эти планы – все зарубежные гастроли были отменены, а российские сокращены. Следующий год не принес облегчения: скоропостижно умирают Танеев и Скрябин и Рахманинов потрясен этим до глубины души. В предреволюционные годы он сочиняет мало и в сумеречном тоне (романсы, этюды-картины). Он приветствует жизнь в свободной России 27 февраля 1917 года, но напряженная обстановка лета и осени не позволяет ему выступать с концертами и работать в полную силу и Рахманинов выезжает с зарубежными гастролями в Стокгольм, затем по Дании и Норвегии (как оказалось, навсегда). Его Ивановка национализирована, и семья лишена средств к существованию.

Рахманинов вынужден не просто дирижировать концертами, но и выступать как пианист, что он делает до самой своей смерти, не покладая рук. Вернуться к сочинению музыки он смог лишь через 8 лет, пока не обеспечил семью на новом месте – в Америке. Гражданства он там не принял – считал себя русским навсегда. «Я не считаю возможным отречься от своей родины», – говорил он. Размышляя о революции, понимал, что не понимает и не приемлет её. Он борется с болезнями и очень тоскует по родине. Депрессия лишает его творческого вдохновения и праздником становится встреча со Станиславским и МХТом на гастролях (театр вынужден задержаться за границей из-за того, что гражданская война в 1921-1922 гг. перекрыла фронты и отрезала дороги к возвращению). «Уехав из России, я потерял желание сочинять. Лишившись родины, я потерял самого себя. У изгнанника, который лишился музыкальных корней, не остается желания творить, не остается иных утешений, кроме нерушимого безмолвия, воспоминаний»… Приехал в Америку и Шаляпин, их встречи вновь родили у Рахманинова тягу к творчеству. Так появляется Четвертый фортепианный концерт, «Русские песни» и другие произведения. В 1929 году появляется возможность приехать в Париж на дягилевские концерты, встретиться там с племянником Антона Чехова – актером МХТ-2 Михаилом Чеховым, который тоже станет вынужденным эмигрантом. Была встреча и с Иваном Буниным. Сочиняется Рапсодия на тему Паганини, услышав музыку которой М. Фокин стал просить у него разрешения поставить на неё балет в «Русских сезонах». Образ Паганини, затравленного завистниками и критиками, оказался актуальным и в то непростое время.

Читайте также:  Ночной клуб Control Club в Бухаресте

Возникают многочисленные транскрипции. Рахманинов выступает с концертами, несмотря на сердечную аритмию. В 60 лет Рахманинов услышал оперы Вагнера и ему очень понравились «Нюрнбергские мейстерзингеры» и «Парсифаль». В 1937 году Рахманинов и Шаляпин выступают с концертами Памяти Пушкина. 12 апреля 1938 года умирает Шаляпин и Рахманинов считает, что с его уходом заканчивается эпоха. В 1939 году он живет в Швейцарии, в своем имении с семьей – детьми и внуками, с тревогой наблюдая за оккупацией Европы. На захваченной территории остается его дочь Татьяна, которой пришлось узнать о смерти отца по радио. В Швейцарии остается другая дочь, Ирина, со всей семьей. Рахманинов уезжает в Америку с гастролями и оказывается отрезанным от Европы и семьи. Он отдается творчеству, и появляются его любимые Симфонические танцы. Идет война: Германия нападает на СССР. Он поддерживал всю русскую общину эмигрантов материально, а в 40-е годы покупал на свои средства танки и снаряжал советскую армию. Премьера Симфонических танцев состоялась в Москве в 1943 году. Есть основания полагать, что образная канва Танцев близка идее «Мастера и Маргариты» Булгакова. Фокин готовил по этой музыке балет, но смерть помешала его планам. Рахманинов жил сводками с фронтов, собирался вернуться в Москву.

Стейнвей — легенда

Белый рояль: три вида фортепианного дизайна

Рояль рококо Людовик XV

Дворцовый стиль XVIII века

Белый лак, сусальное золото

Цена: 8 700 000 руб.; г арантия , доставка, тех. обслуживание 12 мес.

Рояль классического дизайна

Викторианский стиль XIX века

Белый блестящий лак

Цена: от 2 700 000 руб. (модернизированный)

Гарантия 2 года, доставка, тех. обслуживание 12 мес.

Белый рояль дизайна ар-деко

Лаконичный стиль ХХ века

Цвет слоновой кости; белый; оттенки

Цена: от 2 700 000 руб. (модернизированный)

Цена: 5 850 000 руб. (новый)

Гарантия 2 или 5 лет, доставка, тех. обслуживание 12 мес.

Стейнвей в комнате

Модели для небольших помещений

Длина 180 см, ширина 147 см

Цена: 4 500 000 руб. (модернизированный)

Гарантия 2 года, доставка, тех. обслуживание 12 мес.

Малый кабинетный рояль

Длина 170 см, ширина 147 см

Для маленькой комнаты или спальни

Красное дерево амбойна

Цена: от 7 800 000 руб. новый

Гарантия 2 года, доставка, тех. обслуживание 12 мес.

Мини рояль Steinway

Длина 155 см, ширина 146 см

Цена: от 6 800 000 руб. новый

Гарантия 2 года, доставка, тех. обслуживание 12 мес.

Стейнвей в салоне или гостиной

Модели для просторных помещений

Малый концертный рояль

Длина 227 см, ширина 155 см

Для небольшого зала или салона

Отделка: индийская яблоня

Цена: 5 500 000 руб. (модернизированный)

Гарантия 2 года, доставка, тех. обслуживание 12 мес.

Длина 211 см, ширина 148 см

Для музыкальной гостиной

Цена: 5 000 000 руб. (модернизированный)

Гарантия 2 года, доставка, тех. обслуживание 12 мес.

Большой кабинетный рояль

Длина 188 см, ширина 147 см

Для гостиной или комнаты

Цена: 4 500 000 руб. (модернизированный)

Гарантия 2 года, доставка, тех. обслуживание 12 мес.

Виды отделки корпуса

Для любой базовой модели

Большой концертный Steinway D

Рояль всех времён, народов и тендеров

Большой концертный рояль

Длина 274 см, ширина 156 см

Для концертного зала, салона, гостиной, частного особняка, .

Цены: 100 000 евро в рублях по курсу (чёрный, модернизированный)

по запросу (чёрный, белый, слоновая кость, красный, другой), новый импортный

Комплектация: банкетка, чехол, ключ, сценические ролики, другие аксессуары

В наличии; гарантия 2 года, доставка, тех. обслуживание 12 мес.

«Альфа и омега» концертных залов, волшебный «эликсир» госзакупок, живительная «кока-кола» фортепианного мироздания — всё это большой концертный рояль Стейнвей длиной 274 см — вершина фортепианно-финансовой «пирамиды» глобальной американской корпорации Steinway Musical Instruments, Inc. Самая разрекламированная статусная модель, претендующая на культовое поклонение. Самый дорогой по соотношению цена/качество инструмент за более чем 120-летнюю историю своего всемирного маркетинга располагается в большинстве концертных залов мира и соперничает в тотальной известности с джипом марки «Джип» и ксероксом марки «Ксерокс».

Рейтинг концертных роялей мира,

по мнению мистера Ларри Файна, эксперта международного альманаха Пианобайер (США), выглядит следующим образом:

1. Высшее качество, исполнительский уровень

Fazioli, Steingraeber & Söhne, Steinway & Sons( Hamburg), August Förster, Grotrian-Steinweg, Blüthner, Bösendorfer, C.Bechstein

2. Высокое качество, исполнительский уровень

Steinway & Sons( New York) , Mason & Hamlin , Shigeru Kawai

3. Хорошее качество, исполнительский уровень

Steinway & Sons: так создается искусство

Не имеет значения, играют ли на рояле или пианино Steinway & Sons в концертных залах или любых гостиных мира — его звук остается непревзойденным. Одни описывают его как великолепный, другие — как потрясающий. Ясно только одно: музыкальные инструменты Steinway & Sons — это легенда.

Каждый рояль или пианино Steinway — уникальное в своем роде творение, созданное рукой мастера. Произведение искусства, начинающееся с выбора самых лучших материалов и заканчивающееся великой страстью.

Процесс создания серийного рояля занимает около года — от начала обработки заготовленной заранее древесины до финальной проверки звука. Каждый содержит около 12000 деталей.

Итак, все начинается с древесины. Именно она является основным материалом, из которого впоследствии рождаются музыкальные шедевры. Дерево определенных сортов распилено, и уложено на складе для сушки. «Дойдя» до определенного уровня влажности, древесина отправляется на производство.

Именно Steinway является родоначальником монолитной изогнутой формы рояля. До них корпус рояля был угловатым и состоял из нескольких деталей.

Для изготовления цельной боковой стенки рояля используется до 20 слоев твердой древесины. На каждый лист шпона наносят клей, слой за слоем, соединяют их вместе и затем вся эта конструкция отправляется в специальный пресс для фиксации формы.

После нескольких часов в прессе готовую конструкцию переносят в специальное помещение, где она находится еще около 100 дней до полного высыхания.

Переходим в следующий цех, где изготавливаются отдельные детали к роялям. Здесь делают крышки для клавиш, несущую конструкцию для чугунной рамы и резонансные деки.

Резонансная дека выполняет, пожалуй, главную роль в формировании качества звучания рояля, поэтому к ее изготовлению относятся с особым вниманием. Для ее изготовления используется первоклассная древесина Sitka с однородным направлением волокон и четко определенным количеством годичных колец.

Далее начинается процесс сборки корпуса будущего рояля и его элементов. Корпус обрезают, шлифуют, затем на него наносятся насечки и делаются нужные запилы для расположения внутри остальных элементов.

В подготовленный корпус устанавливается несущая конструкция, на которую позже поставят чугунную раму весом 140 килограмм. На данном этапе в корпусе нет ни единого металлического элемента, все соединения из дерева. Зазоры корпуса просчитаны до миллиметров, а все процессы выполняются исключительно вручную.

Далее идет чугунная рама, на которую будут крепиться струны. Она отливается из серого чугуна на Нью-Йоркской фабрике Steinway и доставляется в Гамбург морскими контейнерами. Основная задача мощной рамы — выдерживать колоссальную нагрузку от натяжения сотен струн. Рама обрабатывается на огромном фрезерном станке и отправляется на покраску.Покраска рамы — кропотливая и достаточно долгая процедура и выполняется мастерами исключительно вручную. После того, как рама полностью высохла, на логотип Steinway наносится обводка и рама отправляется на установку в корпус.

Покраска рамы — кропотливая и достаточно долгая процедура и выполняется мастерами исключительно вручную. После того, как рама полностью высохла, на логотип Steinway наносится обводка и рама отправляется на установку в корпус.

Параллельно происходит окраска корпуса рояля, и дальнейшая шлифовка до зеркального состояния поверхности.

На установленную в корпусе рояля раму натягивают струны. Первоначально натяжка струн происходит при помощи специального станка, но при дальнейшей настройке звучания, каждая струна настраивается мастером вручную.Далее идет один из важнейших этапов сборки рояля — установка клавишно-молоточкового механизма и калибровка клавиш.

Далее идет один из важнейших этапов сборки рояля — установка клавишно-молоточкового механизма и калибровка клавиш.

После установки клавишного механизма все рояли попадают в испытательную комнату. Задача — проверить надежность клавишного механизма на уже собранном инструменте. Для этого специальный станок с огромной скоростью нажимает все клавиши в хаотичном порядке. Длится эта процедура около суток, после чего инструмент отправляется на окончательную проверку в департамент звука, и уже оттуда — на склад, либо к заказчику.

Прямо напротив фабрики Steinway расположился шоу-рум с наиболее популярными моделями роялей и пианино. Здесь представлены такие эксклюзивные модели как Heliconia, а так же Crown Jewels — серия инструментов с отделкой редчайшими сортами древесины.

В заключении хочется рассказать почему Steinway & Sons является лидером в своем сегменте музыкальных инструментов. Существует такое понятие как Артист Steinway. Это статус для любого пианиста, подтверждающий высочайший профессиональный уровень. Стать Артистом Steinway это как получить Оскара для киноактера или нобелевскую премию для ученого. Артисты Steinway — это люди, отдавшие свое предпочтение именно инструментам Steinway, и исполняющие музыкальные произведения исключительно на них. Во всем мире таких музыкантов на сегодняшний день около 1800 человек.

Большая часть концертных заведений во всем мире выбирает музыкальные инструменты Steinway & Sons. Также известные учебные заведения, как например, школа Juilliard в Нью-Йорке, музыкальная школа Yale в Нью Хейвене, Королевский колледж музыки в Лондоне или Китайская Консерватория в Пекине, и это лишь несколько из более 155 школ, где студентам в пользование предоставляются исключительно музыкальные инструменты Steinway. Так, они удовлетворяют свои требования к музыкальному совершенству и делают из сегодняшних талантливых студентов высоко уважаемых музыкантов в будущем.

Таким образом, музыкальные инструменты Steinway стали синонимом и неотъемлемой частью музыкальной индустрии. И в этом заключается философия Steinway & Sons — собрать лучший рояль, чтобы обрести признание не только профессиональными исполнителями, но и людьми, не представляющими свою жизнь без музыки.

Эксклюзивный рояль Heliconia от Steinway & Sons

Не могла удержаться: перепостила увлекательный рассказ об истории фирмы “Стейнвей” и о производстве концертных роялей (а на адрес, указанный ниже, я вышла благодаря Костику и его друзьям).

Оригинал взят у mgsupgs в Steinway & Sons

Утром 29 июня 1850 года пароход Helena Sloman завершил очередной трансатлантический рейс и пришвартовался в нью-йоркском порту. Из-за большой перегрузки корабль плыл из Гамбурга почти полтора месяца — его каюты, открытые палубы и даже угольные трюмы были заполнены немецкими эмигрантами, бежавшими в Америку от экономических последствий революции 1848 года.

В веренице беженцев, спускавшейся по трапу, ничем особенным не выделялось семейство Штейнвегов. Немолодой немецкий бюргер с женой и целым выводком изможденных детей неуверенно ступили на Манхэттен. Спустя несколько лет они выкупят его значительную часть в семейную собственность, а несколько улиц назовут своими именами, переиначенными на американский манер, — Harry Steinway str., Teddy Steinway ave. и т. д.

До 1848 года Штейнвеги были одной из самых благополучных семей в Зеезене. Мастер-краснодеревщик Генрих Энгельхарт Штейнвег убедил местного перчаточного фабриканта Фиммера выдать за него свою дочь. После свадьбы Генрих увлекся опытами по совершенствованию звучания музыкальных инструментов.

Фиммер активно поощрял новое увлечение зятя — сам по себе музыкальный бизнес не обещал сверхдоходов, но социальный статус мастеров был очень высок, знакомством с ними не брезговали и аристократы. Фиммеру представлялась возможность, расширив круг собственных связей, поставлять перчатки самым блестящим дворам Европы.

Штейнвег не стремился разрушить его иллюзии, однако этап подготовки к вторжению провинциального буржуа в высший свет несколько затянулся. Только спустя десять лет после свадьбы Генрих Энгельхарт приступил к созданию своего первого фортепиано.

Зарегистрированная в 1836 году фирма H. Steinweg, Instrumentenmacher производила 25 — 30 инструментов в год, которые охотно покупали немецкие князья для своих личных оркестров.

В марте 1848-го студенческий союз, выступавший за возрождение Германской империи, спровоцировал восстание в Вене, которое закончилось отставкой канцлера князя Меттерниха. Вскоре волнением были охвачены все немецкие земли. Германским князьям, захваченным революционным водоворотом, стало не до музыки. Штейнвеги могли бы пережить временное отсутствие спроса на их продукцию, но проблема осложнялась еще и тем, что старший сын Генриха Чарльз являлся участником мартовских событий. Сразу же после закрытия Национального собрания революционер бежал в Америку.

Бывшие клиенты и почитатели таланта превратились в гонителей, Генриха объявили в Зеезене персоной нон грата. Его несколько раз арестовывала полиция, в мастерской устроили погром, дети возвращались с улицы в слезах и синяках. Наконец, даже Фиммер отказался их поддерживать. Чарльз тем временем писал из Нью-Йорка: «Здесь живут лучшие из немцев. Местные власти не мешают им, благодаря чему многие преуспели». Тогда-то Штейнвеги купили билеты в сказочную «страну богатства и демократии».

Штейнвеги, при поддержке Чарльза, обладавшего определенным весом в землячестве, сумели закрепиться в США, хотя их жизнь была далека от обещанных радужных утопий. Они установили четкие приоритеты своей новой американской жизни: перебивались с картошки на хлеб и откладывали деньги на свой бизнес. В тот же период Генрих заставил все семейство американизировать имена — Штейнвеги превратились в Стейнвеев.

Генри Э. Стейнвей (Генрих Энгельгард Штайнвег) (Henry E. Steinway)

Наконец, в марте 1853 года была зарегистрирована семейная компания Steinway & Sons, которая к концу лета открыла на Вэрик-стрит мастерскую по производству и ремонту роялей. Дела пошли неплохо — в первый год Стейнвеи продали 74 инструмента, в среднем по $400 за штуку. И это было только началом. В 1880 году в Штатах продавалось фортепиано уже на $15 млн, и 60% этого рынка контролировала компания Steinway & Sons.

Начало бума было связано с тем, что штучный немецкий рояль воспринимался нуворишной американской буржуазией, выросшей на железнодорожных и товарных спекуляциях 1850 — 1860-х годов, как имиджевый атрибут. За годы Гражданской войны цена фортепиано на американском рынке утроилась — стандартный кабинетный рояль стоил не менее $800, а эксклюзивный концертный экземпляр Steinway продавался за $2500 — 3000.

Steinway & Sons производила очень качественный, но далеко не уникальный продукт: к моменту открытия их мастерской только в Западном Манхэттене уже работали пять аналогичных компаний. Стейнвеи владели более чем 100 патентами на отдельные механизмы и технологии производства инструментов, что позволяло им называть себя «изобретателями современного фортепиано», но во многом этот громкий титул являлся рекламной уловкой.

Рояль и пианино были изобретены еще в 70-х годах XVIII века, ключевые элементы и доработки, которые придали инструменту современное звучание — такие, как литая рама, перекрестное натяжение струн и механизм двойной репетиции, были внесены в конструкцию в 1820-х годах французским мастером Себастьяном Эраром и американцем Александром Бабкоком. Патенты Стейнвеев охраняют в основном незначительные усовершенствования деталей классического фортепиано.

Главным же изобретением Steinway & Sons являлась уникальная маркетинговая политика, авторство которой, видимо, принадлежало второму сыну Генриха, Вильяму. Самым большим успехом компании в середине 1850-х годов был заказ на концертный рояль от Ференца Листа. Знаменитый венгр в отличие от большинства коллег по музыкальному цеху мог себе позволить заказать новый инструмент в Америке. Листу рояль понравился, он стал постоянно выступать с ним, что послужило американской фирме лучшей рекламой.

Идея Вильяма заключалась в том, чтобы создать над производственным комплексом своего рода антрепренерскую надстройку, которая занималась бы организацией гастролей талантливых пианистов. Эта деятельность не должна была являться бизнесом в чистом виде, фирма брала на себя все организационные расходы, предоставляла исполнителю инструмент и услуги по его перевозке во время гастролей, а выручка от концертов почти в полном объеме доставалась музыканту. Единственным требованием спонсора к исполнителю было играть на Steinway.

В начале 1870-х годов фирма Steinway & Sons начала формировать свой знаменитый «список исполнителей». Одним из первых в него вошел знаменитый российский пианист Антон Рубинштейн, который в 1872 — 1873 годах отыграл по контракту со Steinway & Sons 218 концертов. По итогам концертного тура он получил 200 000 золотых франков — то есть порядка $16 млн в современных денежных единицах.

В конце 1850-х — начале 1860-х годов Стейнвеи развернули в Нью-Йорке масштабные строительные работы — они выкупили в собственность несколько кварталов на Лонг-Айленде под новое здание фабрики. На Манхэттене же Стейнвеи выкупили землю для строительства первого в Нью-Йорке концертного зала на 3000 мест. Выбирая подходящие места под строительные площадки, они превратились на некоторое время в крупнейших земельных спекулянтов Нью-Йорка.

Читайте также:  Какие домашние средства помогут убрать известковый налет с пластика

Всеми операциями с недвижимостью в семье заведовали сыновья Вильям и Теодор. Формально они не владели долями в семейном бизнесе и занимались политической деятельностью. Вильям в 1870 году занял видный пост в Городском совете, а Теодор заседал в комиссии по развитию скоростного транспорта — в частности, он являлся одним из авторов первого проекта нью-йоркской подземки.

Steinway & Sons росла вместе с рынком до 1929 года. За первые годы Великой депрессии показатели продаж фортепиано в США упали с 344 000 инструментов в год до 51 000. Большинство фабрик, прежде пытавшихся конкурировать со Стейнвеями, закрылись уже к 1932 году, и только лидер рынка спокойно ждал, когда закончатся смутные времена.

Руководивший в то время фирмой внук основателя Генри Стейнвей отказывался снижать установленные еще в «гремящие двадцатые» завышенные цены на инструменты. Тем, кто советовал ему изменить ценовую политику в соответствии с реалиями рынка, он рассказывал семейную легенду о том, как «дедушка Генрих» некогда выкинул из окна бойкого делягу, пришедшего к нему с проектом удешевления рояля Steinway.

Недоброжелатели утверждали, что Стейнвеи чувствовали себя так уверенно, поскольку рассчитывали на государственные закупки и субсидии. Рузвельты и Стейнвеи дружили семьями с 1890-х годов. И производители музыкальных инструментов вполне могли рассчитывать на то, что их компания будет признана национальным достоянием и спасена за счет казны.

Совершенно невероятный эпизод, который многие исследователи объясняют лоббизмом Стейнвеев, имел место в годы второй мировой войны. В декабре 1943-го эскадрилья американских бомбардировщиков совершила несколько вылетов, в ходе которых уничтожались исключительно предприятия группы Bechstein — единственного в тот момент серьезного конкурента Стейнвеев на мировом рынке фортепиано.

Чтобы остановить распространение слухов, Рузвельту пришлось сделать публичное заявление. По его словам, рояльные фабрики и склады были включены в перечень военно-промышленных объектов, подлежащих первоочередному уничтожению по той причине, что фабрикант Бехштейн оказывал финансовую поддержку НСДАП на выборах 1933 года.

В послевоенные годы Steinway & Sons, действительно, на короткое время стала мировым лидером по производству фортепиано, однако с развитием радио и телевидения сам рынок музыкальных инструментов начал претерпевать изменения. Благодаря развитию СМИ началось бурное развитие нового феномена — массовой культуры.

В середине 1950-х годов во главе компании встал Теодор Стейнвей, человек крайне консервативных взглядов в вопросах культуры. Страстью его жизни была филателия — он собрал одну из лучших в мире коллекций почтовых марок. Что же касается бизнеса, с этим у Теодора было хуже — он чуть было не довел семейную компанию до банкротства.

Теодор Стейнвей поддерживал традицию «списков исполнителей», но, во-первых, в них не попадали джазмены, во-вторых, финансирование этого проекта даже остаточным назвать можно было только с большой натяжкой.

В разгар «холодной» войны в 1958 году в музыкальном мире произошло нечто немыслимое: в СССР был приглашен техасский пианист Ван Клиберн для участия в Конкурсе им. П. И. Чайковского. По обе стороны железного занавеса миллионы людей, далеких от мира классической музыки, гадали — поедет или не поедет? А Ван Клиберн тем временем ходил по кабинетам Steinway House, выпрашивая несколько сотен долларов на дорогу до Москвы. Наконец директор концертного отдела компании Алекс Грейнер снял с пальца перстень с бриллиантом и отдал пианисту. Вырученных от продажи денег на перевозку до Москвы рояля Steinway & Sons не хватило, поэтому американец победил на главном музыкальном конкурсе «империи зла», играя на инструменте «Красный Октябрь».

В 1960-е годы компания печально наблюдала, как тает интерес общества к фортепианному музицированию. С не меньшей печалью бухгалтеры Steinway & Sons наблюдали за состоянием корпоративных счетов. В 1972 году фамильная компания Steinway & Sons была продана владельцами медийному гиганту Columbia Broadcasting System. Подробности сделки не разглашались, однако позже один из Стейнвеев проговорился журналисту из New York Times, что к 1972 году на всех его кредитках был исчерпан лимит.

Columbia в тот период ставила смелые эксперименты по превращению классических марок музыкальных инструментов в элитные брэнды шоу-бизнеса. С большим успехом прошла, например, модернизация имиджа гитар Fender. CBS выкупила стагнирующего производителя, инструменты раздали музыкантам продюсируемых ею модных групп. После нескольких концертов дорогая старомодная гитара превратилась в рок-н-рольный фетиш.

Со Steinway & Sons этот фокус не прошел. Белый рояль, вокруг которого разворачиваются события в самых лиричных клипах Джона Леннона, Билли Джоела и других культовых исполнителей 1970 — 80-х годов — это памятник героическому труду сотрудников маркетингового отдела CBS, более десяти лет бившихся над неразрешимой проблемой позиционирования брэнда Steinway & Sons в поп-культуре.

С традиционными рынками сбыта тоже возникали проблемы — концертный Steinway стоил порядка $50 000 при средней цене аналогичного инструмента у прямых конкурентов в $35 000. На любые предложения менеджеров CBS, касающиеся изменений в ценовой политике, Стейнвеи, сохранившие кресла в совете директоров, отвечали «историей о дедушке Генрихе».

В 1985 году Columbia за бесценок отдала Steinway & Sons братьям Бирмингем, которые, «оптимизировав структуру управления» (читай: выставив из руководства последних Стейнвеев), перепродали компанию международному производителю музыкальных инструментов Selmer, Inc.

Новая команда менеджеров, во главе с председателем совета директоров Кайлом Киркландом и СЕО Данной Мессино, произвела еще больший переворот в хозяйстве Стейнвеев — активы Steinway & Sons в 1996 году были переданы на баланс корпорации Steinway Musical Instruments.

Дела у компании начали налаживаться после того, как Steinway Musical Instruments предложила рынку «народные» модели фортепиано designed by Steinway & Sons под брэндами Essex и Boston. Они собираются в азиатских филиалах и там же находят сбыт. Рояли под оригинальной маркой Steinway & Sons хорошо продаются только в юбилейные годы, когда производитель выпускает ограниченные номерные партии. Возможно, причина в том, что коллекционные инструменты так же, как и антикварные, могут служить объектом инвестиций — их цена ежегодно увеличивается на 5%.

Как делают рояли

Генри Энгельхард Стейнвей

В уникальном методе, используемом Steinway в течение более века, боковые изогутые стенки фортепиано представляют собой одну цельную деталь. До того, как Теодор Стейнвей разработал и запатентовал этот метод в 1878 году, боковые стенки корпуса представляли собой конструкцию из нескольких скрепленных между собой частей. 18 листов шпона твердого клена, длиной до семи метров каждая, используются для изготовления боковых стенок рояля.Все слои покрываются клеем, соединяются между собой и формуются с помощью специального гибочного пресса, напоминающего гигантские тиски в форме рояля. Бригада мастеров выравнивает все слои и затем стягивает при помощи хомутов.

Перед тем, как резонансная дека будет установлена в корпус, в штегах должны быть сделаны прорези для струн, которые будут проходить через них. Для разметки используется графит, который наносится на верхнюю часть брусков, и специальный трезубец. Требуются годы практики, чтобы научиться точно определять места, где делать зарубки.

Чтобы придать готовому инструменту большую красоту, весь шпон для каждого инструмента берется от одного дерева. В цехе по изготовлению шпона он режется по размеру, подбирается и маркируется в соответствии с номером фортепиано.

Внутри размещается деревянная конструкция (футор), поддерживающая чугунную раму массой около 140 кг.
Для большей стабильности конструкции в корпусе закреплены деревянные распорки.

Чугунная рама устанавливается в корпус фортепиано.Стосорокакилограммовая чугунная рама обеспечивает жесткое устойчивое основание, достаточное для того, чтобы выдержать суммарное натяжение струн около 16 тонн. На части рамы, которые будут контактировать с корпусом и вирбельбанком, наносится графит. Раму устанавливают в корпус и затем вновь поднимают. Места, на которых отпечатался графит, срезают, чтобы компенсировать зазоры между поверхностями.

После того, как дека и чугунная рама закреплены в корпусе, фортепиано готово к установке струн. Мастер продевает струну в отверстие в колке (вирбеле) и с помощью специальной машинки поворачивает вирбель три раза, делая на нем три витка струны. Затем вирбель продевается сквозь одно из более 200 отверстий в раме и сажается в вирбельбанк.

Все молоточки изготавливаются из одной войлочной ленты. Для формирования молоточков клей сначала наносится на внутреннюю сторону ленты. Затем лента помещается в длинную медную форму с канавкой внутри и напрессовывается на деревянный стержень длиной около метра, приобретая грушеобразную форму. После этого стержень распиливается на «ломтики». Каждый «ломтик» становится молоточком, который крепится в клавиатурной механике.

Древесина механики иногда нагревается на небольшом огне для лучшей посадки деталей.

Демпферы предохраняют струны от паразитных колебаний после того, как по струнам ударяют молоточки.
Мастер тщательно подгоняет войлочные демпферы к струнам. Затем ему приходится подбираться к фортепиано с нижней стороны с зеркалом, чтобы установить рычаги, приводящие в действие демпферы.

В процессе так называемого «вывешивания» каждая клавиша калибруется для согласования их между собой по чувствительности. К клавишам крепятся свинцовые грузики с тем, чтобы усилие, необходимое для нажатия клавиши, было одинаковым для всех клавиш.

Последующий процесс «озвучивания» представляет из себя детальные регулировки молоточков, определяющие конечное звучания инструмента и, в итоге, индивидуальность каждого инструмента Steinway. Мастер регулирует упругость молоточков, прокалывая войлок игольчатым стержнем, снижая его жесткость и тем самым смягчая его тон. Если мастер хочет увеличить яркость звучания ноты, он увеличивает жесткость с помощью набольшого количество лака. В результате мастер должен привести в соответствие между собой звучание каждой клавиши.

Настройщик внимательно слушает высоту тона и устанавливает необходимое натяжение струн, вращая вирбели с помощью настроечного ключа. После настройки инструмент готов для окончательной проверки.

Steinway & Sons. Как делают лучшие рояли в мире (фоторепортаж из Гамбурга)

Начну с любопытных фактов:
– в каждом пианино Steinway около 12,000 деталей. На производство одного инструмента требуется около года.
– первое пианино основатель фирмы Генрих Штейнвег(Генри Стейнвей) собрал на кухне в 1836 году
– юбилейное пианино было сделано для президента США Теодора Рузвельта и заняло место в восточной комнате Белого Дома в Вашингтоне.
– Джон Леннон написал свой хит “Imаgine” на пианино Стейнвей, которое позже было продано за 2 миллиона долларов Джорджу Майклу
– леди Гага все еще хранит пианино Стейнвей серии “Бостон” подаренное ей на 13-летие

Сама история Стейнвей очень интересна. Она начинается с основателя, Генриха Штайнвега который родился в Германии в 1797 году. Практически вся семья его погибла в ходе войн, захвативших в то время современную Германию. Отец Генриха был лесником, но в один из дней в хижину ударила молния превратив дом в руины. Погибли все, громе Генриха, которого спасли тела погибших отца и старших братьев. В 15 лет он остался полным сиротой без гроша в кармане. Его взял на службу герцог Врунсвик, где Генрих обучился столярному делу что впоследствии изменило всю его жизнь. Он стал интересоваться фортепьяно, которые набирали популярность в Европе. Позже, 6 сыновей Генриха пошли по его стопам. В 1850 году Генрих принял решение вместе с семьей эмигрировать в США, оставив старшему сыну Теодору бизнес в Германии. В Америке Генрих американизирует свое имя и фамилию и становится Генри Стейнвей.
Официально, основание семейной фирмы “Стейнуэй и сыновья” считается 1853 год, когда было продано первое пианино нью-йоркской семье Грисвольд за 500 долларов.
Интресно то, что 162 года назад работали те же инструменты маркетинга что и сейчас. К примеру, старшая дочь Генри – Доретта, давала бесплатные курсы игры на пианино, тем самым привлекая новых учеников, которые становились покупателями пианино семейного бизнеса.

Пока сделаем перерыв исторических сводках и перейдем к самой фабрике. Сегодня фабрики Стейнвей находятся в двух городах на разных континентах. Первая в Германии, Гамбурге и вторая в Нью-Йорке на Манхэтене. Немецкая обеспечивает европейских и азиатский рынок, вторая же работает на американские континенты.

1. Я же посетил гамбургскую фабрику и прошелся по цехам сборки и производства роялей:

2. С улицы ничего особенного в глаза не бросается, впрочем как и во всей Германии все очень скромно. Два здания соединенные переходом. Есть своя прилегающая территория:

3. В проходной фабрики нас встречает макет запатентованного механизма, который осуществляет процесс передачи нажатия клавиши к удару по струне молоточком:

4. На входе в один из корпусов висит чугунная станина – один из основных элементов рояля:

5. Большую часть уличной территории занимаю склады с древесиной, основного материала из которого и рождается рояль:

На древесине остановлюсь подробнее. Именно она играет важнейшую роль в рождении настоящего, акустического звука. Порода деревьев используется разная. Дерево должно быть созревшее и высушенное специальных условиях. Для некоторых элементов древесина сушится 2 года. На фабрике есть специальный человек, который летает в буквальном смысле по всему миру и отбирает еще растущие деревья, которые потом обрабатываются специальным образом и доставляются в Германию. Часть пород закупается к примеру на Аляске, редкие породы дерева поставляются из Африки.

5. В процессе сушки контролируется влажность и принимаются необходимые меры к ее поддержанию:

6. Складирование и подготовка к выходу на производство имеет очень жесткий и правильный контроль:

Переходим в цех по производству основной части рояля – бокового остова. По крайней мере я так его называю. Раньше, до основания фабрики Стейнвей рояли имели угловатую форму.

7. Вот так выглядит рояль Vird в доме-музее г. Воткинска на котором учился играть юный Петр Ильич Чайковский. Обратите внимание на угольные формы. Раньше не было возможности делать плавные изгибы:

Поскольку живу и совсем рядом с городом Воткинском и мой бизнес связан с музыкальными инструментами и звуковым оборудованием я играл на этом инструменте и конечно слышал его звук и чувствовал нажатие клавиш. Скажу честно, если отбросить ту ауру, которую создает великое имя композитора, то сам рояль звучит мягко говоря не очень. Клавиши тугие, звук плоский. Однако на то время это был очень современный и приличный инструмент позволить который себе могли очень немногие.
С основанием фабрике Стейнвей все изменилось. В конце 19 века один из сыновей Теодор Стейнвей запатентовал новый метод склейки и придание изогнутой формы боковой стенки рояля который используется и по сей день.

8. Боковой остов состоит из 17 листов кленового шпона, склеенные между собой и с помощью специального пресса изогнутые в нужную форму:

9. Делается это следующим образом. Листы шпона слой за слоем промазываются клеем и укладываются друг на друга. Таким образом создается деревянный “бутерброд”:

10. Далее этот бутерброд несколько человек закладывают в специальный пресс:

11. Закрепив первый конец, листы шпона загибают вокруг пресса и крепят второй конец:

12. С помощью рычагов ручной лебедки крепко затягивают:

12. Как мы видим шпон снаружи закрыт листом жести. Получается вот такая конструкция:

13. Далее в ход идут массивные пластины, которые будут прижаты при помощи винтовых зажимов:

14. Каждый зажим имеет три упорных винта-зажима, которые распределяют нагрузку сжатия. Сверху и снизу крепится так называемое сцепное кольцо из стали, которое выполняет роль упора:

15. На первой стадии винты закручивают пневматическим устройством, которое подвешено на трос т.к. имеет большой вес:

16. Так, шаг за шагом бутерброд из кленового шпона приобретает изогнутую форму:

17. На последней стадии винты подтягивают вручную:

18. В таком прессе боковой остов остается до первичного высыхания клея:

19. После высыхания клея готовую конструкцию переносят в специальное помещение где она должна находится до полного высыхания от 10 до 16 недель в зависимости от размера и толщины:

20 Ну а мы перемещаемся следующий цех. Здесь склеивают другие деревянные элементы рояля:

22. На переднем плане не что иное, как неокрашенные крышки для клавиш рояля:

23. Здесь изготавливают резонансные деки. Дека должна быть гибкая для воспроизведения колебания струн и в то же время прочная:

Читайте также:  Как выбрать паровую швабру

24. Станок для шлифовки деки:

26. Вот рояльные крышки уже после покраски:

27. Циркулярная пила для нарезки элементов рояля. Справа висят шаблоны, по которым рабочий режет необходимые рейки:

28. Здесь к основанию(остову) приклеиваются различные детали, которые закреплены с помощью зажимов:

30. Обратите внимание не этот ровненький срез. Это как раз тот самый бутерброд, который загоняли в пресс на первом этапе. Шпон подобран с поразительной точностью по толщине, все очень грамотно и отточено годами. В итоге, это все скажется на качестве звука и долговечности инструмента:

31. На этих станках готовят корпус рояля для крепления в него так называемого скелета:

32. Скелет еще называют позвоночником, т.к. он держит тяжеленную чугунную раму массой 140 кг. В центральном рояле видны поперчены скелета, которые придают еще и жесткость всему инструменту:

33. Это резные декоративные украшения для ног рояля. Вырезаются на специальном станке:

34. Скелет закреплен:

35. Но это еще не все, нужно приклеить остальные нужные элементы для различных целей:

36. Вот мы и дошли до чугунной рамы, которая будет держать струны. Натянутые струны создают нагрузку в 20 тонн. Сами рамы в Гамбурге не производятся. Их льют из чугуна в Нью-Йорке и отправляют контейнерами в Германию:

37. В Гамбурге раму обрабатывают, шпаклюют и красят:

39. Процесс этот тоже достаточно кропотливый:

40. После покраски и обработки она приобретает желтоватый оттенок:

41. Далее их сушат:

42. После последней стадии обработки рама становится желтовато-бронзовой с фирменным металлическим оттенком:

43. Этот человек пользуется наибольшей популярностью у фотографов. Он вносит элемент ручной работы в фирменный логотип:

44. Вот как это происходит:

45. Следующим этапом раму при помощи крана устанавливают в рояль:

47. За тем следует укладка специального красного войлока в тех местах, где будет соприкосновение струн с металлом:

48. Струны. Струны на первом этапе натягивают при помощи специального станка:

49. Что бы избежать случайных царапин окрашенной рамы ее заклеивают защитным скотчем в местах возможного соприкосновения:

50. При установке колков используют специальную мазь:

51. После следует чистовая натяжка:

Рекламная пауза:
Добро пожаловать в мою багетную мастерскую которая предлагает готовые авторские фотоработы с доставкой по РФ!
Багетная мастерская и авторские фотокартины Алексея Соломатина из далеких европейских городов – лучший подарок!
Оформление и онлайн-оплата на сайте с доставкой по РФ – SOLOMATIN.SU

52. Отвлечемся немного от чистовой работы и посмотрим как красят рояли. Что бы рабочему попасть в помещение для окраски нужно воспользоваться средствами защиты:

53. Сама покраска происходит в условиях приближенных к работе в космосе:

54. После покраски рояль и его элементы полируют в несколько этапов:

56. Для полировки используют как ручные машинки (дальний план) так и большие, стационарные круги:

57. Происходит это так:

Молоточковый механизм. Сами молоточки изготавливаются из одной войлочной заготовки. Для формирования молоточка заготовка с помощью пресса напрессовывается на деревянный стержень длиной около метра приобретая грушеобразную форму.

58. После чего стержень распиливается на ломтики которые и становятся молоточками:

59. Клавиши калибруются между собой по чувствительности. Это делается с помощью свинцовых грузиков:

60. Нажатие на клавиши должно быть одинаковое по чувствительности. Это большая работа по калибровке выполняется не одним специалистом:

61. Кстати..конструкция одной клавиши вместе с молоточковым механизмом состоит из 57 частей. Можно умножить на 88 клавиш = 5,016 деталей лежит на каждом из этих столов:

62. После сборки клавишного механизма и его установки, инструмент попадает в испытательную комнату. Что это такое.

63. Это комната отделана звукопоглащающим материалом в которой установлен механизм. Сам станок поочередно в хаотичном порядке жмет все клавиши издавая самую противную какофонию в мире. Впрочем на этом этапе звук никого не интересует. Здесь проверяется на прочность клавишный механизм в реальных условиях с натянутыми струнами:

64. Конечной, самой важной точкой готового инструмента является контроль в департаменте звука. Здесь подробно слушают оттенки каждой ноты извлекаемой из инструмента и производят точную настройку:

Женщина на фото настоящая легенда фабрики Стейнвей, ну по крайней мере так нам ее представили. Зовут ее Вэбкэ Вунсторф.
Она является первой женщиной, которая стала практикантом-учеником 1979 году на фабрике по созданию пианино Steinway & Sons. Ее отец когда-то работавший в этой компании, открыл для нее двери в этот мир. Помимо отца, работавшего настройщиком пианино Steinway & Sons, ее брат также работал техником в отделе сервиса. Некоторое время все три члена семьи работали в компании одновременно. Вэбкэ не только является ответственной за конечный звук фортепиано, но также и является единственной женщиной во главе целого департамента.
Она работает с увлечением и ответственно подходит к задачам, но кроме этого у нее остается время и для хобби. Она изучает Таи Чи и живопись, поет в хоре и с удовольствием танцует чечетку. Но ее самое любимое хобби- это ваяние скульптур из камня, кроме того она обожает свое фортепиано Steinway & Sons Модель B, которое стоит у нее дома.

65. Сейчас Вэбкэ занимает высокую почетную должность Главы Департамента звука в компании “Steinway & Sons”, является ответственным лицом по контролю звука инструмента:

66. После сборки готовые рояли выставляются в специальном зале, в котором их тестируют приглашенные музыканты:

68. Во время моего нахождения там, в этом зале стоял рояль который при мне инкрустировали золотом. Видно золотую крошку на полу?)))

70. Готовые инструменты хорошо упаковываются:

71. И отправляются на склад готовой продукции. Упакованный рояль состоит из двух коробок. Первая – сам рояль:

72. Во второй коробке модуль с педалями:

73. Прямо напротив фабрики расположился Steinway Haus. Шоу-рум:

70. Здесь представлен практически весь ассортимент роялей Steinway & Sons:

71. Цены варьируются от 34,000 до 146,000 евро:

Мощности фабрики составляют примерно 4,3 инструмента в день, это ориентировочно около 1000 роялей и 250 пианино в год. Всего же, за все время существования компания Стейнвей произвела более полумиллиона инструментов различной сложности.

На этом все! Теперь вы видели все моими собственными глазами.
Так создается легенда!
По вопросам приобретения роялей Steinway&Sons, а так же Boston, обращайтесь в нашу компанию, будем рады помочь.
Ели вам необходимо сделать подобный произовдственный фоторепортаж – с удовольствием обсужу детали.

Если Вам понравился пост, добавляйтесь в друзья . Обещаю много интересных путешествий!

Приглашаю в свои аккаунты Фэйсбук и ВКонтакте.
Там очень удобно следить за публикацией моих новых постов, особенно тем, у кого большая френдлента в ЖЖ. В Фэйсбуке и Контакте(с геометками) так же есть альбомы с фотографиями, которые были подготовленны, но не вошли в мои фоторепортажи в этом журнале.
Если у вас есть желание увидеть все мои фоторепортажи из разных поездок, то для этого можно воспользоваться волшебным тегом моего ЖЖ – ФОТОРЕПОРТАЖ

Добавить в друзья этот ЖЖ | Я в Фэйсбуке, ВКонтакте, Инстаграме Добавляйтесь!)
—————————————- —————————————- —————————–
Уголок спонсоров блога:

88 магических клавиш: внутренние секреты роялей Steinway & Sons

Рояли Steinway & Sons с середины XX века фактически стали эталоном в музыкальной индустрии: они участвуют в большинстве крупных фортепианных концертов и студийных звукозаписей. Причиной тому яркость и мощность звучания, рассчитанного на большие залы. Впрочем, любители относятся к “стейнвеям” не менее трепетно, чем профессионалы. А кроме того, свыше 160 консерваторий, колледжей и музыкальных школ в мире укомлектованы инструментами исключительно этой марки.

Стоимость их довольно высока: самый обычный серийный рояль стоит около 100 000 евро. Помимо этого, выпускаются специальные лимитированные серии, о которых мы расскажем подробнее.

Не все любители музыки знают, что у американской компании Steinway & Sons не одна, а целых две фабрики: в Нью-Йорке и Гамбурге. И что основателем компании был немецкий иммигрант Хайнрих Энгельхард Штайнвег. Когда-то он в Германии занимался изготовлением фортепиано (под названием, конечно же, Steinweg), в 1850 году эмигрировал в Америку, через три года основал в Нью-Йорке компанию по производству роялей Steinway & Sons, а затем официально сменил имя на более благозвучное для американского слуха – Генри Э. Стейнвей.

Рояли новой компании были весьма продвинутыми, в них постоянно что-то улучшалось с технической и акустической точек зрения: почти половина из 128 запатентованных компанией изобретений были сделаны двумя первыми поколениями семьи Стейнвеев. Например, патент на чугунную раму рояля получен еще в 1885 году.

Чтобы выйти на европейских клиентов, желавших приобрести фортепиано Steinway, но при этом избежать высоких европейских налогов на импорт, в 1880 году сыновья Стейнвея основали фабрику в немецком городе Гамбурге. В 1890 году компании удалось стать поставщиком двора английской королевы Виктории, а затем эти инструменты “пришлись ко двору” правящих семей Италии, Норвегии, Персии, Португалии, Румынии, Испании, Швеции и России. Фабрики Steinway & Sons в Гамбурге и Нью-Йорке регулярно обменивались опытом и продолжают делать это по сей день. В Германии изготавливаются 7 моделей роялей (они отличаются размерами) и 2 модели пианино.

Steinway & Sons в цифрах:

12 000 – число деталей инструмента

88 – число клавиш

1 год – средний срок производства рояля,

100 дней – столько рояль “расслабляется” после изготовления (при 29,5 градусов Цельсия и 45% влажности)

Самый дорогой рояль в мире был создан в 2008 году под заказ на фабрике Steinway & Sons в Гамбурге. Его стоимость составила 1,2 миллиона евро.

А самым дорогим пианино стал инструмент, изготовленный на той же фабрике фабрике в Гамбурге в 1970 году – тогда его приобрёл Джон Леннон, причем всего за $1500. Он на нем сочинил и записал знаковую песню Imagine. Это пианино присутствует в фильме, снятом в доме Леннона в Англии в 1971 году: в том эпизоде, где Джон поёт Imagine своей жене Йоко Оно. В 2000 году пианино, ставшее знаменитым, было выставлено британским коллекционером на аукцион, и его приобрел Джордж Майкл, предложив 1,67 млн британских фунтов ($2,1 млн).

С конца XIX века в компании существует отдел искусства: здесь создаются инструменты ограниченных серий в коллаборациях с художниками, дизайнерами или даже компаниями (мы обнаружили рояль, созданный совместно с Lalique). В 2003 году в честь 150-летия Steinway & Sons уникальное пианино, названное “S.L.E.D.”, создал дизайнер Карл Лагерфельд, уроженец Гамбурга: это пианино было выполнено в драматическом сочетании красного и черного цветов. Через 10 лет известный американский дизайнер мебели Дакота Джексон создал пианино “Arabesque” из индонезийского макассарового дерева, и оно в 2014 году получило престижную премию в сфере дизайна – Red Dot Awards.

Интереснейший рояль в 2017 году был посвящен великому русскому композитору Модесту Мусоргскому и его циклу фортепианных пьес “Картинки с выставки”. Идея оформления принадлежала пианисту с титулом Steinway Artist Полу Уайзу. Интересно, что Пол Уайз – не только пианист, но и известный североамериканский художник-портретист (его работы висят в Национальной Портретной Галерее, в Смитсоновском Институте и в Палате общин Канады).

Над этим роялем компания работала более 4 лет, и это первый инструмент Steinway & Sons, посвященный музыкальному произведению. С помощью звучания рояля Steinway и своих картин на нем Уайз приглашает зрителей в многомерное путешествие. Корпус и крышка рояля расписаны маслом, на них изображены образы русской музыкальной истории и фольклора. Уникальные ножки выполнены в виде избушки Бабы Яги. “У этого рояля своя собственная жизнь, – подчеркивает Уайз, – Для меня это попытка понять загадочную русскую душу и все ее грани: сказки, были, историю и увлекательную политику, которые соединяются удивительным и вместе с тем драматическим образом воедино”.

В апреле этого года компания Steinway & Sons представила рояль Lang Lang Black Diamond (“Черный бриллиант Лан Лана”). Инструмент был специально создан для американского пианиста-виртуоза китайского происхождения Лан Лана. Работать над дизайном пригласили давнего друга компании – Дакоту Джексона. “Черный бриллиант” получил название за блеск и отражения поверхностей, а также бесконечную игру бесконечных звуковых возможностей, перекликающуюся с манерой исполнения Лан Лана. Дизайн Black Diamond Lang Lang совмещает в себе элегантность классического черного эбенового дерева и дерева макассар с его насыщенной глубиной. Три тонких силуэта в форме бриллианта – на ножках, крышке и обратной стороне корпуса. Небольшой силуэт бриллианта выгравирован в серебре над клавиатурой.

Специальный выпуск Black Diamond ограничен 88 роялями (по числу клавиш) модели B и дополнительными 8 концертными роялями модели D с отделкой из эбенового дерева мaкассар. Все модели оснащены новейшей технологией Spirio R.

Что же такое технология Spirio, одним из первых почитателей которой оказался Лан Лан? Не случайно ею оснащена модель его имени. Это инновационная система воспроизведения музыки на фортепиано в высоком разрешении, которая позволяет записывать свою собственную игру и затем воспроизводить её на том же самом фортепиано.

Принципиальное изобретение Spirio состоялось 70 лет назад, но с тех пор эта система постоянно совершенствовалась компанией в соответствии с техническим прогрессом. Деликатный акцент громкости звука, тонкая фразировка, мягкие перепады и громоподобные фортиссимо не представляют никакого труда для Steinway Spirio. Скрытые от глаз детали устройства воспроизведения (это несколько сотен “ключей” к каждой клавише) незаметны при прикосновении или во внешнем облике фортепиано. Это подтверждается тем, что фортепиано с системой Spirio используется, помимо записи, так же, как и любое другое обычное фортепиано – просто для игры на нем.

Сегодня система, контролируемая через iPad, создает новые способы взаимодействия с инструментом и наслаждения музыкой. Например, Spirio обладает собственным музыкальным каталогом выступлений великих музыкантов разных жанров, от классики до джаза, в высоком качестве. Причем эта система совмещена с видеозаписью того или иного выступления (такая кропотливая работа по “переводу” видео- и звукозаписи в Spirio занимает несколько месяцев). В итоге во время воспроизведения складывается ощущение – магическое, но вместе с тем даже чуть пугающее, – что специально для владельца “стейнвея” в этом пространстве играют Владимир Горовиц или Телониус Монк.

Полный каталог выступлений Steinway предоставляется покупателям в комплекте к покупке Steinway Spirio без дополнительных взносов и (впервые в индустрии воспроизведения игры фортепиано) обновляется каждый месяц. Увлекательное и простое в использовании приложение для Steinway Spirio обеспечивает доступ к библиотеке выступлений музыкантов мирового уровня.

“Драгоценности короны Steinway” – это серия инструментов с использованием виниров из редких сортов древесины. Фортепиано этой серии уходят от традиций полировки черного эбенового дерева в пользу использования необычных, визуально запоминающихся виниров. Используется палитра ярких цветов и драматических оттенков на тщательно отобранных редких сортах древесины. Компания демонстрирует мастерство специалистов, а клиенты понимают, каким уникальным инструментом они обладают.

Древесина для виниров – это индонезийское макассаровое дерево, восточно-индийское розовое дерево, кевазинга бубинга, янтарное дерево, красное дерево, индийское яблоневое дерево. В каждом отдельном случае древесина отбирается и приобретается специалистами Steinway по дереву из надежных источников и обрабатывается экспертами для подготовки производства фортепиано.

Тонкость каждого отдельного винира составляет всего лишь 0,5 мм: он на ощупь как тонкая бумага. Перед нанесением винира мастера обеспечивают идеальную стыковку пластин от одного края к другому, включая скошенный угол крышки инструмента.

В шоуруме фабрики в Гамбурге выставлены рояли и пианино разных размеров, из разных пород дерева, разной стоимости. Но всех их объединяет прекрасное качество, великолепный звук и то, что сделаны они людьми, искренне любящими свое дело.

Чтобы убедиться в этом, можно съездить в гости к Steinway & Sons. Правда, экскурсионные туры сейчас проводятся только на фабрике в Нью-Йорке, но индивидуальные туры для клиентов возможны и в Нью-Йорке, и в Гамбурге. Впрочем, для начала можно и не отправляться так далеко, а посетить шоурум Steinway & Sons в подмосковном Красногорске и почувствовать, какую атмосферу создают лучшие в мире концертные рояли.

Ссылка на основную публикацию