Реконструкция резиденции в Колфилде

Городская фермерская резиденция в Торонто преодолеет разрыв между жильем и сельским хозяйством

Городская фермерская резиденция в Торонто преодолеет разрыв между жильем и сельским хозяйством

Предоставлено Curated Properties

С постоянно расширяющимся глобальным населением города во всем мире сегодня пойманы в разгар массовой урбанизации; результирующие проблемы являются темой большей части текущего архитектурного дискурса. Из этих тенденций вытекают проблемы обеспечения достаточного количества как жилого фонда, так и городского зеленого пространства и, соответственно, обеспечения адекватного производства продуктов питания. Чтобы решить эту проблему, Торонто в скором времени станет домом для The Plant – сообщества, использующего смешанное использование, которое основано на устойчивом городском сельском хозяйстве и социальной ответственности в районе Queen Street West.

«Это может показаться крайним, но мы ориентировали весь этот проект на нашу связь с едой», – говорит партнер Curated Properties Гари Эйзен, один из разработчиков, участвующих в проекте. «Это наш руководящий принцип, и результат – это здание, которое живет и дышит и предлагает лучшее качество жизни людям, которые будут жить и работать здесь. Завод – это сообщество, которое соответствует культуре продуктов питания, которая стала определять Квин Вест ».

Предоставлено Curated Properties

Разработанный Curated Properties и Windmill Developments, оба из которых имеют достаточный опыт в отношении предыдущих устойчивых проектов в этом районе, The Plant должен стать маяком для устойчивости и «агротехники», расположенным на прежнем месте Dufflet Bakery, одном из Торонто самые инновационные компании по производству продуктов питания.

С розничными точками на уровне улиц и офисами на втором этаже предполагается привлечь к бизнесу и арендаторам, которые разделяют идеалы проекта. Кроме того, одно- и двухэтажные резиденции доступны на верхних этажах, каждый со своими собственными кроватями с микро-садом, чтобы снабжать жителей свежей травой.

Предоставлено Curated Properties

Мелкие плиты перекрытия обеспечивают достаточный солнечный свет в устройствах, а просторные решетчатые террасы и балконы могут вместить мебель, растения и барбекю. Коммунальные программы, ориентированные на продукты питания, включают внутреннюю оранжерею как питомник для растений и семян, а также промышленную кухню для совместного производства продуктов питания и проведения мероприятий.

«Выбор, который мы делаем в качестве разработчиков, диктует образ жизни, доступный людям, которые живут в наших зданиях. Городская жизнь означала выбор между тем, чтобы быть прохладным районом, полным удобств или иметь достаточно земли для выращивания крепкого сада », – говорит Адам Охшорн, также являющийся партнером Curated Properties. «Когда вы считаете, что две трети всех людей скоро станут жителями города, нужно выбирать между городской резиденцией или способностью комфортно выращивать свои травы и овощи, уже не имеет смысла».

Предоставлено Curated Properties

В настоящее время ведется строительство 10-этажного здания, которое было спроектировано архитекторами KOHN SHNIER и SMW Architects вместе с дизайнерами интерьеров + tongtong. Его разработчики надеются, что это послужит примером того, как местный опыт Торонто и продвижение устойчивых идеалов могут помочь продвинуть город в правильном направлении и решить ключевые проблемы производства продуктов питания и городской жизни, с которыми сегодня сталкивается архитектура.

Самый масштабный редевелопмент в Европе. Лондонские промышленные газохранилища превратились в элитное жилье

Название постройки: Жилой комплекс “Газгольдеры Кингс-Кросс”

Авторы / архитекторы: Wilkinson Eyre (архитектура), Jonathan Tuckey Design (интерьеры)

Дата постройки: 2018

Место нахождения:
Лондон, Великобритания

Британская фирма Wilkinson Eyre, специалисты которой являются лауреатами множества престижных архитектурных премий, завершила свой очередной оригинальный проект. Три викторианских газохранилища были переделаны в современный жилой комплекс, полностью сохранив свою оригинальную форму. Этот эталонный пример реновации исторических промышленных построек уже стал одним из фаворитов крупных архитектурных конкурсов 2018 года.

Жилой комплекс “Газгольдеры Кингс-Кросс” – лишь часть масштабной реконструкции территории вокруг станции King’s Cross на севере Лондона, куда также входят крупный офисный центр, спроектированный Duggan Morris, и торговый центр, созданный Томасом Хезервиком. Общая площадь участка редевелопмента бывшей промышленной зоны – 27 гектар, и это самый крупный подобный проект в Европе.

“Исторический облик газохранилищ создает динамический контрапункт между старым и новым”, – заявил управляющий партнер Wilkinson Eyre, Крис Уилкинсон. Сам он, между прочим, одним из первых купил здесь квартиру.

Комплекс представляет собой три здания разной высоты – 8, 9 и 12 этажей. Круглый каркас лег в основу планировки внутренних помещений, которые имеют клиновидную форму. Гостиные и спальни обращены к внешней стороне здания. Окна квартир защищают оригинальные отреставрированные ажурные решетки из металла. Это не только сохраняет единый художественный образ экстерьера, но и позволяет жителям обрести желанную приватность. При желании панели складываются, и солнечный свет беспрепятственно попадает в квартиры.

Все три корпуса соединены внутренним открытым двором. Центральную часть каждого здания занимает цилиндрический атриум с круговыми лестницами.

За дизайн интерьеров всех 145 квартир жилого комплекса отвечала студия Jonathan Tuckey Design. Здесь представлены различные планировки от небольших студий до просторных дуплексов и пентхаусов. Самая дешевая студия площадью около 42 квадратных метров стоит 810 тысяч фунтов, что по сегодняшнему курсу эквивалентно сумме в более чем 70 млн.руб..

«Первая арт-резиденция не принесла мне ничего, кроме геморроя». Можно ли выжить в России, занимаясь бизнесом в сфере искусства

Художник, дизайнер и декоратор Олег Арнаутов решил не просто жить продажей своих работ, как обычно делают люди искусства, а создать бизнес, в рамках которого можно одновременно творить, устраивать выставки и зарабатывать, — то есть основать арт-резиденцию. Спустя годы успешный куратор «Шкатулки» и «Новой галереи» в Измайловском кремле признался: чтобы занять это место, пришлось потратить пять лет жизни, пожертвовать нервной системой и закрыть две предыдущие арт-резиденции. О темных сторонах светлой работы организатора «творческого дома» — рассказ от первого лица.

Что вообще такое арт-резиденция? Условно — пространство, куда приезжают поэты и живописцы, чтобы спокойно заняться работой; могут — бесплатно (по гранту), а могут — заплатив деньги за желанную тишину и койко-место.

Арт-резиденции как явление пришли в Россию из Европы. В Европе с ними давно разобрались и рассматривают приземленно, как вид заработка в двух вариантах: либо привлекать дотации государства, либо, сделав пространство коммерческим, брать деньги за проживание в живописном уголке. В России из-за новизны этот вид бизнеса еще окутан романтикой и многим кажется удачным гибридом любимого дела и заработка. Куда уж лучше: встречай гостей, общайся с соратниками по творчеству, проводи выставки — и получай за это деньги. Чем не идеальная жизнь для скульптора или дизайнера, мечтающего перестать работать на дядю и обрести независимость? А вот чем.

Резиденция № 1: «Скворечник»

37-й км МКАД. Дом не имел юридического адреса и не имеет до сих пор. Находится в лесу у кольцевой дороги среди ряда строений

Первую арт-резиденцию я открыл примерно пять лет назад, и довольно спонтанно. Обратился знакомый: «Слушай, есть дом в парке Битца, давай что-нибудь там сделаем».

К тому моменту я уже имел опыт собственной творческой студии, довольно коммерчески успешной. С одной стороны, мы, художники, киношники, фотографы, общались там и обдумывали самые безумные идеи, с другой — брались за фото- и видеосъемки и неплохо зарабатывали. Там я впервые стал помогать другим авторам делать проекты и выставки. Потом студия потеряла помещение из-за поднятия аренды, я искал, чем бы заняться, чтобы реализовать свой кураторский интерес.

И вдруг предложение — «Скворечник», просторный двухэтажный дом в окружении деревьев, где в огромном центральном зале можно проводить съемки, устраивать инсталляции и выставки, а на кухне — обсуждать творчество за чашкой чая. Были еще отдельные комнаты, которые можно использовать под мастерские.

Идею сделать из этого резиденцию принесли коллеги: мол, место отличное, затея коммерчески привлекательная — если оформить всё как надо, то можно подаваться и на иностранные гранты, а на эти деньги организовать классный культурный центр. Конечно же, я впрягся, развил деятельность — стал зазывать гостей, проводить круглые столы и дискуссии. О персональном заработке в тот момент речи не шло — для начала надо было из ничего сделать нечто.

Читайте также:  Дизайнерская вилла Casa Paracas на берегу залива в Перу

Командой из администратора, переводчика и кучи волонтеров мы вкладывались как могли, дело вроде пошло: у нас побывало несколько гостей из-за рубежа, приезжали художники из Германии и Канады. Но при этом мы столкнулись с огромным сопротивлением. Начальство дало нам условное «да» — мол, если у вас всё пойдет хорошо, мы поддержим, а нет — мы вас не знаем, и деятельностью вы занимаетесь самовольно…

Месяц за месяцем мы жили в ожидании официального приказа по резиденции, а его всё не было и не было. Юридически мы никак не могли функционировать, не могли сделать вызов художникам, помочь им с документами. Чиновникам оказалась неинтересна реальная международная резиденция, она была им лишней головной болью.

В итоге как в поговорке: инициатива имела инициатора. От первой резиденции я не получил ничего, кроме дикого нервного напряжения и бессонницы. И я сам закрыл этот проект, так как в таком виде он не мог стать коммерческим. К тому же я зарекся иметь дело с государственной площадкой, когда у них нет собственной изначальной инициативы. «Скворечник» прожил два года, из которых только полгода просуществовала резиденция.

Резиденция № 2: «Апрелевка»

Город Апрелевка на границе Москвы и Московской обл. Мамыри-2, ул. Кольцевая, 45

С «Апрелевкой» дело обстояло по-другому. Два дома принадлежали частному лицу, у которого был простой интерес: он хотел их содержать и благоустраивать, не вкладывая личных денег. Я и мой коллега и сокуратор Семен Петерсон взяли их как базу, надеясь найти сторонние инвестиции, развить проект и со временем поставить его на коммерческую ногу.

С одной стороны, мы искали поддержки у фондов, занимающихся современным искусством, с другой — работали сами до седьмого пота.

Два сезона летних, с весны до глубокой осени, мы отпахали. Были у нас и жильцы-творцы, и ежемесячные выставки на природе, куда приезжали гости, в основном из Москвы, с картинами или за картинами, но больше побузить, побухать на свежем воздухе, беседуя о возвышенном.

Моей целью было сделать, как положено в хороших резиденциях: найти финансирование, сформировать грант, начать отбор интересных резидентов, делать выставки, созывать зрителей и продавать картины.

Но деньги на развитие всё не находились, позволить себе отбор участников мы не могли, а в том виде, в котором существовала резиденция, она больше напоминала дачу. К ней никто не относился серьезно.

В сухом остатке вместо того, чтобы зарабатывать, мне пришлось всё время за что-то платить: то за ремонт, то гасить счета уехавших художников. Короче, мне эта история совсем разонравилась. Я понял, что не хочу больше делать резиденции. И тут появился Кремль.

Резиденция № 3: «Шкатулка» и «Новая галерея»

Москва, Измайловское ш., 73ж, стр. 9. В Измайловском кремле, станция метро «Партизанская»

В этот проект меня пригласила владелица гостиницы «Шкатулка» на территории Измайловского кремля. Я проводил аукцион, она купила картину, мы познакомились.

Возникла идея — сделать резиденцию, но по другому принципу: предоставлять гостю жилье при условии, что он расплатится за него своими картинами, а при гостинице сделать маленькую галерею, куда автор мог бы привезти уже готовую выставку.

Мы сделали ставку на самый недооцененный сегмент в искусстве — творческую фотографию и графику. В этом направлении не такая бешеная конкуренция, как, например, в живописи.

В то время как проходит выставка, резидент может гулять по Москве, собирая материал, чтобы с течением времени сделать на его основе уже новую экспозицию. Эта затея оказалась интересной, у проекта появились серьезные партнеры и коллеги. Стать соуправляющим согласился один из лучших экспертов по фотографии Евгений Березнер.

Первые мероприятия тоже прошли удачно: продали цветную графику Рамиреса Барбе. Вообще, у этой резиденции гораздо больше шансов стать приносящей прибыль. Она совсем маленькая, но удобно и правильно организованная — есть место проживания, к нему примыкает кафе, и тут же — сама галерея, очень подходящая для выставки фотографий и графики: белые стены, искусственный свет. На них выразительно смотрится фотография или офорт, в то время как для экспозиции живописи нужно дневное освещение.

Вокруг галереи — творческие мастерские, блошиный рынок, элементы «а-ля ретро» сказочного новодельного Кремля, словом — атмосфера. Думаю, годы опыта позволили построить схему, которая будет более рабочей, чем прежние.

Скажу так: зарабатывать, занимаясь и искусством, и бизнесом одновременно, можно, но не так уж прибыльно.

Важную роль в этом играет моральный профит: мне нравится не только рисовать, снимать видео и фото, но и помогать коллегам. Я не приветствую европейский подход, когда творческий человек покупает место, — в таком случае резиденция почти ничем не отличается от гостиницы. Творцу следует иметь возможность отблагодарить своим произведением. По моему мнению, гость не должен платить за пребывание, желательно, чтобы питание и дорога были тоже бесплатными, и совсем уж чудесно, когда есть грант.

Но для того, чтобы это работало, нужно кропотливо выстроить систему финансовой поддержки, выставок и продаж — а всё это довольно долгая и сложная история.

Олег Арнаутов — потомственный москвич, 56 лет, медиахудожник. Художественное образование получал «из рук в руки» — обучался непосредственно у мастеров. В Советском Союзе, чтобы не попасть под санкции «за тунеядство», выучился на краснодеревщика. Работал художником-постановщиком в театре, на ТВ. В 2001 году создал с друзьями студию 4che (сегодня это его авторский проект). Организовывал художественные галереи в Москве, участвовал в международных проектах и выставках современного искусства как автор и куратор, работы экспонировались в Третьяковской галерее, Русском музее, МoМА, Академии художеств, в Музее Челси.

The Bell: у патриарха появится новая резиденция под Санкт-Петербургом за 2,8 млрд рублей

Входящее в структуру Управделами президента ФГБУ “Управление заказчика строительства и реконструкции объектов в Северо-Западном федеральном округе” заказало реставрацию бывшего подворья служащих Феодоровского государева собора в городе Пушкин под Петербургом (Феодоровский городок) для превращения объекта в новую резиденцию для патриарха Кирилла. Подробности о проекте стоимостью 2,8 млрд рублей сообщает издание The Bell.

По данным источников издания, конкурс на реконструкцию объекта был объявлен в конце 2017 года, а в 2018 году подрядчиком была выбрана компания “Геоизол”, которая приступила к реализации проекта в этом году. Материалы закупки были изначально засекречены: для получения документов и возможности участвовать в конкурсе подрядчики должны были направить в Управделами президента целый пакет документов, включая копию лицензии ФСБ России на проведение работ, связанных с гостайной.

Общая площадь реставрируемого участка составляет почти 20 тыс. квадратных метров, площадь застройки – 5 тыс. квадратных метров, а площадь озеленения – 6,7 тыс. квадратных метров. В публикации сообщается, что в качестве резиденции патриарха будет использоваться трапезная палата комплекса площадью около 3,5 тыс. квадратных метров. В палате будут расположены домовая церковь, гостиная, библиотека с бильярдной, также рассматривается возможность установки лифта. Личные покои патриарха Кирилла, по словам собеседника издания, будут расположены в бывшей квартире ктитора (церковный староста или основатель монастыря).

В городе Пушкине под Петербургом начали строительство еще одной личной резиденции патриарха Кирилла стоимостью 2,8 млрд рублей https://t.co/XngDDUb804 pic.twitter.com/Hdbalkqsqw

В белокаменной палате площадью около 2 тыс. квадратных метров, которую соединят с трапезной переходом, будут созданы гостиничные номера для высокопоставленных гостей патриарха. Также под номера оборудуют двухэтажный дом диаконов рядом с трапезной палатой, а для сопровождающих патриарха лиц оборудуют жилые помещения в бывшем доме для смотрителей (дворников, сторожей и т.д.), который находится у северной стены городка.

Читайте также:  Летняя кухня для большой бразильской семьи

Как сообщили источники, сумма в 2,8 млрд рублей включает только расходы на реставрацию комплекса – на мебель, сантехнику и прочее оборудование могут потратить сопоставимую или даже более крупную сумму. Так, в покоях патриарха предлагается создать систему “умный дом”, но в данном случае речь идет не о возможности управления разными приборами со смартфона, а об организации диспетчерского пункта для управления электроникой во всем комплексе.

Феодоровский городок расположен в городе Пушкин под Петербургом рядом с Феодоровским собором, который начали строить в 1909 году. Городок возведен по образу древнерусского двора, окруженного каменной стеной с бойницами и шестью сторожевыми башнями по углам. В 1982 году в зданиях разместили филиал гостиницы “Мир” на 163 места, а в 1994 году комплекс передали РПЦ и уже тогда по благословению Алексия II в нем было решено разместить резиденцию патриарха, музей истории РПЦ на Северо-Западе, центр для паломников, иконописные мастерские и гостиницу, но работы так и не начались. В 2010 году Феодоровский городок получил статус синодального подворья. В башнях планировали разместить мастерские и музей православия, а остальную территорию занять жильем. Тогда же речь снова зашла о том, чтобы разместить в городке резиденцию патриарха.

Компания “Геоизол” намерена завершить работы по реставрации в конце 2021 года. Ранее она отремонтировала несколько десятков развязок и дорог в Петербурге. Также именно эта компания строила вантовый мост через Неву и Бурейскую ГЭС в Амурской области и реставрировала исторические постройки в музее-заповеднике “Царское село”. С 2016 года компания получила господряды почти на 8 млрд рублей (без учета подряда на реконструкцию Феодоровского городка).

В РПЦ просят не называть реставрируемый комплекс резиденцией патриарха

Глава пресс-службы патриарха Кирилла Александр Волков подтвердил, что на территории Феодоровского городка будет предусмотрено пространство для пребывания главы РПЦ, однако называть его резиденцией Волков считает неправильным.

“Это у них ложная информация, не соответствующая действительности. Резиденция патриарха там не планируется. Там будет работать Управление делами президента по реконструкции этого комплекса, который был в совершенно удручающем состоянии на протяжении многих лет. Поскольку это комплекс, исторически принадлежавший Русской церкви, и там есть храм, то в общем плане реконструкции также запланировано и наличие некого пространства для нужд русской церкви, в том числе, для тех моментов, когда там будет находиться патриарх. Там для него предусмотрено некоторое пространство”, – приводит комментарий Волкова радиостанция “Говорит Москва”.

Волков также отметил, что ему пока неизвестно, будут ли передаваться комплекс или его часть в собственность РПЦ. Сейчас объект, по его словам, находится на балансе государства.

Возле резиденции патриарха в Геленджике вырубили реликтовые сосны, чтобы завалить место мусором

Между тем активисты “Экологической вахты по Северному Кавказу” (ЭВСК) обнаружили в 500 метрах от летней резиденции патриарха в Геленджике незаконную свалку строительных отходов. При этом частично были вырублены произраставшие на площадке деревья – реликтовые пицундские сосны, занесенные в Красную книгу России. Об этом сообщается на сайте организации.

“В целях маскировки захоронения отходов свалка сверху покрыта слоем грунта. На первый взгляд – это просто площадка, отсыпанная под будущее строительство. Однако, подойдя к этой “площадке” со стороны леса, активисты ЭВСК увидели, что под слоем грунта скрываются огромные объемы отходов. Высота свалки – около 20 метров”, – говорится в сообщении.

В реликтовом лесу в Геленджике появилась “патриаршья” свалка строительных отходов: https://t.co/TI16K0Xxj0
Московская Патриархия #РПЦ арендовала участок лесного фонда возле дачи Патриарха Кирилла в селе #Дивноморское и организовала на его территории незаконную свалку#Геленджик pic.twitter.com/VkdbPZZlUS

По мнению активистов, отходы образовались при строительстве объектов партриаршей резиденции, а в лесу их свалили предположительно чтобы не платить за вывоз на полигон. Экологи считают, что свалка организована именно Московской патриархией РПЦ, так как к ней ведет только одна дорога через огороженную и охраняемую территорию патриаршего виноградника.

Участок находится в аренде патриархии на условиях безвозмедного пользования на 49 лет для размещения “объектов общественно-делового значения” в целях “использования лесов для осуществления религиозной деятельности”. Активисты опасаются, что резиденция разрастется и начнется массовая вырубка реликтовых сосен.

“Экологическая вахта” будет добиваться возбуждения уголовного дела по факту организации незаконной свалки в лесу. “Это не рядовое экологическое нарушение. Ущерб, если он будет объективно посчитан, нанесен значительный. Что дает основания полагать, что лица, организовавшие эту свалку, совершили экологическое преступление”, – прокомментировал координатор ЭВСК Андрей Рудомаха.

«Умная» резиденция для Патриарха Кирилла появится под Петербургом

Для руководителя РПЦ отреставрируют бывшее подворье служащих Феодоровского государева собора в Пушкине

21.05.2019 в 13:35, просмотров: 10675

До расследования, которое провело издание The Bell, причина реставрации в подворье была засекречена. Как уточняет издание, заказчик – входящее в структуру Управделами Президента «Управление заказчика строительства и реконструкции объектов в Северо-Западном федеральном округе» – объявил конкурс на выбор подрядчика еще осенью 2017 года.

В октябре того же года конкурс завершился, и в январе 2018 был заключен контракт с компанией «Геоизол» (она, в частности, строила вантовый мост через Неву), которая зашла на объект в 2019 года. Завершить работы по реконструкции и реставрации подрядчик планирует в декабре 2021 года.

Как сообщает The Bell, госзаказ был засекречен. На портале госзакупок была указана только стоимость – 2,8 миллиарда рублей – и заказчик. Одним из условий для участия в конкурсе было наличие лицензии ФСБ России на работы, связанные с гостайной. Через свои источники на рынке строительства журналисты выяснили, что секретная реставрация имеет прямое отношение к руководителю РПЦ патриарху Кириллу. В трапезной палате, состоящей из двух зданий общей площадью около 3,5 тысячи квадратных метров, разместится новая резиденция патриарха. Уже известно, и какова будет «начинка» резиденции.

В трапезной палате расположатся домовая церковь, библиотека с бильярдной и гостиная. В бывшей квартире основателя монастыря расположатся личные покои патриарха, из которых будет выход на террасу. Из окон же будут видны Феодоровский собор и сад.

Через переход от трапезной можно будет попасть в гостиничные номера для гостей патриарха, которые займут почти 2 тысячи квадратных метров (в Белокаменной палате). Размещать гостей планируют также в доме диаконов, находящемся рядом с трапезной палатой. Отдельные помещения, где раньше жили служащие (дворники, сторожа, смотрители) оборудуют под проживание сопровождающих патриарха Кирилла. Часть отреставрированного объекта планируют отдать под музей.

Как сообщили источники The Bell, покои главы РПЦ будут оборудованы современной начинкой, в том числе системой «Умный дом». Будет обустроен диспетчерский пункт, с которого можно будет управлять всей электроникой на объекте.

После того, как реставрация будет завершена, начнутся работы по благоустройству территории. Так, рядом с домами для сопровождающих планируют вырыть пруд и дополнительно озеленить 6,7 тысячи квадратных метров территории.

Читайте также:  Семейная крепость – два дома братьев из Мексики

НЕ ОСОБНЯКОМ ЕДИНЫМ

Будущая резиденция – не единственный дорогостоящий объект, который передан в служение РПЦ и ее главы.

С 2005 году в распоряжении патриарха Кирилла имеется яхта «Паллада», стоимостью 4 миллиона долларов. Ранее она служила Путину, но была выкуплена и передана в дар церкви компанией «Лукойл». Пришвартовано судно в Ладожском озере.

В 2013 году россияне узнали, что в РПЦ есть и бронированный поезд с вагоном-храмом. Помимо этого, в церковном гараже, который использует патриарх, есть раритетная «Победа», Cadillac Escalade, Toyota Land Cruiser и Mercedes-Maybach S-класса. А однажды в интернете появилась фотография патриарха с часами фирмы Breget на руке. Изделие с корпусом из белого золота и ремешком из крокодиловой кожи оценивается в 30 тысяч евро. Позже патриарх сообщил, что появившееся фото – коллаж и на оригинальном снимке этих часов нет. Правда, по какой-то странной причине на оригинале фото на отполированной поверхности стола проявилось отражение несуществующих часов.

Видя сообщения о новых объектах, переданных РПЦ, невольно вспоминаешь о поступке Папы Римского Франциска I, который был интронизирован 19 марта 2013 года. Осмотрев свою новую резиденцию в Ватикане, он заявил, что в отведенных ему помещениях поместится три сотни человек, и попросил сократить количество комнат резиденции. Помимо этого, он отказался от «папамобиля» и попросил поменять трон Папы в Клементинском зале Ватикана на обычное кресло.

Дело о растрате при реконструкции резиденции президента рассмотрят в закрытом режиме

Во 2-м Западном окружном военном суде в Москве начался процесс по уголовному делу организованного преступного сообщества (ОПС), созданного с целью хищения 1,3 млрд руб. при строительстве и реконструкции объектов президентской резиденции в Ново-Огарево. Организаторами ОПС следствие считает петербургского миллиардера Дмитрия Михальченко и экс-главу подведомственного Федеральной службе охраны (ФСО) ФГУПа Андрея Каминова. На первом заседании суд решил, что слушания будут проходить в закрытом режиме в связи с тем, что в деле имеются секретные материалы. Подсудимые считают, что закрытие процесса нарушает их конституционное право на защиту.

Перед военным судом предстали основатель петербургского холдинга «Форум» Дмитрий Михальченко, бывший директор ФГУП «Атэкс» ФСО Андрей Каминов, а также бывшие гендиректоры компаний «Стройфасад» и «Климат проф» Сергей Литвинов и Борис Мальцев (последний сейчас возглавляет ООО «Медведь»), экс-руководитель службы инженерно-технического обеспечения (СИТО) ФСО генерал-майор запаса Игорь Васильев и его бывший подчиненный, начальник отдела СИТО полковник Дмитрий Улитин. Господа Михальченко и Каминов по-прежнему содержатся под арестом в СИЗО, и в суде их поместили в клетку, остальные подсудимые разместились на скамейках рядом со своими адвокатами: с них взяли подписку о невыезде, а с генерала Васильева, который, как и господин Мальцев, во время расследования даже не задерживался,— и вовсе обязательство о явке. Отметим, что помимо подсудимых и их 14 адвокатов в зале заседаний собралось большое число родственников и друзей обвиняемых.

По традиции судебное заседание началось с того, что председательствующий Олег Москвитин предложил сторонам заявить ходатайства. Первой это сделала адвокат Бориса Мальцева Инна Карташова, приступившая к защите клиента уже на стадии судебного разбирательства. Адвокат Карташова попросила господина Москвина отложить слушания из-за того, что она еще не успела ознакомиться с материалами 120-томного дела, в том числе со списком вещественных доказательств, занявшим 23 листа.

Однако подсудимый Михальченко не согласился с требованием госпожи Карташовой. Весьма эмоционально он напомнил адвокату, что пока они с подсудимым Каминовым до сих пор «парятся» в следственном изоляторе «Лефортово», подсудимый Мальцев «отсиживался дома в своей пижаме», хотя, по словам миллиардера, вполне мог быть здесь с ними. «Может, он и дальше будет менять адвокатов, чем процесс рассмотрения дела будет затягиваться»,— предположил господин Михальченко, согласившийся, впрочем, с просьбой адвоката господина Мальцева затребовать у следствия список вещественных доказательств. Господина Михальченко поддержали его сосед по клетке Андрей Каминов, а также защита остальных подсудимых. В итоге судья Москвитин отложить рассмотрение дела отказался, а просьбу затребовать у следствия вещдоки счел преждевременной, пообещав, что она будет рассмотрена в ходе судебного разбирательства.

Когда выяснилось, что никаких других ходатайств ни у подсудимых, ни у гособвинения нет, судья Олег Москвитин предложил сторонам рассмотреть вопрос о том, чтобы провести процесс в закрытом режиме — «в связи с тем, что в уголовном деле есть материалы, составляющие государственную тайну». Инициатива судьи вызвала отрицательную реакцию как защиты, так и подсудимых.

«Да и в них на 99% никакой гостайны нет»,— заявил он. «Вот и давайте рассматривать эти два тома в закрытом режиме»,— предложил господин Михальченко. Его полностью поддержал и господин Каминов, а адвокат последнего Руслан Коблев выразил опасение, что в случае закрытого рассмотрения дела подсудимые будут лишены своих конституционных прав на защиту и гласное информирование общества о судопроизводстве. При этом адвокат сослался на соответствующее постановление Верховного суда. По словам адвоката, предметом уголовного дела является госконтракт на строительство и реконструкцию объектов президентской резиденции в Ново-Огарево (объект №53) в 2012–2015 годах. Материалы иска ФСО к ФГУП «Атэкс» можно найти на сайте Арбитражного суда Москвы, и ничего секретного, соответственно, в них нет. «Да и в засекреченных томах я не нашел ничего интересного, так как в материалах следствия контракт не является предметом гостайны»,— подчеркнул господин Коблев, добавив, что в случае закрытого процесса сторона обвинения будет находиться в заведомо выгодных условиях.

Почему дело о хищении 1,3 млрд рублей рассмотрят со второй попытки

В свою очередь, представитель столичной военной прокуратуры заявил, что полностью поддерживает председательствующего относительно закрытия процесса, поскольку как «объект №53» в Ново-Огарево, так и положение о ФСО и ФСБ и его сотрудниках относятся к категории гостайны. По словам гособвинителя, в суде будут допрошены свидетели из числа сотрудников ФСБ и ФСО, данные о которых и их месте жительства также являются закрытыми. «Впрочем, и сам госконтракт является гостайной»,— подчеркнул представитель прокуратуры. На этом основании судья Олег Москвитин принял решение рассматривать уголовное дело в закрытом режиме. Для принятия этого решения ему понадобилось полтора часа.

Как рассказывал ранее “Ъ”, версия следствия заключается в том, что в декабре 2012 года ФСО заключила с подведомственным этой организации ФГУП «Атэкс» госконтракт на строительство в президентской резиденции Ново-Огарево дома приемов, гостиницы со спортивным залом, комендатуры, гаража, ангара для хранения парковой техники, контрольно-пропускного пункта, котельной и ограждений, а также системы кондиционирования помещений. В договоре, сумма которого составляла 5,7 млрд руб., было предусмотрено также и осуществление авторского надзора за ходом работ, которые должны были быть завершены в 2014 году. По договору ФСО перечислила компаниям «Атэкс» и «Стройфасад» авансовый платеж в размере 2,6 млрд руб. Из этих средств через фирмы-однодневки, по версии следствия, сначала было похищено 225 млн руб., всего же в итоге сумма ущерба составила 1,3 млрд руб. В зависимости от роли каждого фигурантам дела было предъявлено обвинение в организации преступного сообщества и участии в нем (ст. 210 УК РФ), а также хищении путем растраты в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Уголовные дела в отношении других фигурантов расследования — предпринимателей Дмитрия Сергеева, Сергея Перевалова, Дмитрия Торчинского и Александра Родионова, заключивших досудебные соглашения о сотрудничестве, были выделены в отдельное производство.

На следующем заседании суд планирует заслушать позицию подсудимых к предъявленным им обвинениям.

Ссылка на основную публикацию