Кирпичный особняк в Харькове от Drozdov & Partners

Кирпичный особняк в Харькове от Drozdov & Partners

Главная страница » Прочее » Кирпичный особняк в Харькове от Drozdov & Partners

Компания Drozdov & Partners представила дом в Харькове, Украина. С первого взгляда он впечатляет своими размерами и выбором строительного материала. Использование регенерированного кирпича отразилось и на конечной стоимости проекта. Изобильная зелень террас окутывает дом снаружи, а стеклянные стены и двери усиливают чувство необъятного простора.

Кирпич, дерево и стекло составляют превосходный ансамбль. В данном проекте интерьер очень удачно сочетается с экстерьером, внутри дом не менее величествен, чем снаружи. Кухня отделена от гостиной кристально-прозрачной стеклянной стеной, которая пропускает поток света вглубь дома.

Лестница на второй этаж, проходящая сквозь роскошный деревянный куб, ведет в открытое пространство верхнего уровня. Здесь, как и внизу, царит безграничный покой и комфорт. В темное время суток стеклянные стены позволяют по достоинству оценить внутреннее убранство дома с улицы со стороны бассейна.

logistik123,
нет не живу.
мы одно время хотели поменять квартиру на дом, и долго ездили присматривали дома по харькову и области.

Так вот, скажу я вам, даже в самом жутком районе харькова встречаются особняки с кипарисами и охранниками в будке.(на немышле среди бомж притоном, на москалевке в возле разрушенного завода, или на журавлевке в окружении циганских таборов)

На пос. жуковского в глуши, жуткие дороги и огромные горки, на машине даже летом тяжело проехать и сюрприз – стоят несколько супер элитных особняков, где одно дерево Кипарис стоит дороже чем вся моя квартира.

Но такие дома как в стартпосте – в основном под харьковом, т.к. в харькове больше 10 соток запрещено законом иметь..

Конкретно похожий дом видел в циркунах в районе ресторана гражда

Что касается изоляции – то как ни странно, был я в одном доме на экскурсии. Большие панарамные окна – со слов хозяина очень теплые. Двойная камера, толстые стекла, внутри какой то газ особенный, на стеклах специальное покрытие. Стены из газобетона а второй этаж из сип-панелей со спецпаполнителем Neopor . Везде теплые полы и очень экономные электрокотел на 6 квт (для площади в 130м2). И три солнечные батареи на крыше по 200$ каждая. На каждом этаже стоит специальная приточная вентиляция, которая работает от солнечных батарей (со слов хозяина такой комплекс стоит 450$)

Со слов хозяина – за электричество зимой выходит 3000-4000 грн в мес (включая отопление, всю бытовую технику, два бойлер, и электричество в гараже).

Короче большой дом с солнечными панелями (без внутреннего ремонта) ему обошелся в 35000$ с забором и гаражем и ремонт из средних по цене стройматериалов

Дом «слуг народа»: в центре Харькова из-за стройки разрушают старинный особняк, – ФОТО

На ул. Свободы, 35 строители разрушают старинное здание XX века, которое называют особняком Гинзбурга и домом «слуг народа».

Одноэтажный особняк был построен в 1902 году в стиле модерн. Дом принадлежал потомственной дворянке Вере Мигриной, которая сдавала его в аренду.

По информации историка Каразинского университета Марины Григорьевой, в 1920 году здание было национализировано советской властью. Позже особняк получил название – Дом «слуг народа».

Это была гостиница для высокопоставленных чиновников. Здесь останавливались Хрущев, Брежнев, Шелест и другие партийные деятели

Но авторство особняка установить до сих пор не удалось.

«За ним закрепилось название «Дом Гинзбурга», хотя документальных подтверждений, что он имеет к зданию прямое отношение, нет. Несмотря на это, многие архитекторы по признакам и особенностям строения считают, что автором был именно Александр Гинзбург», – сказала Марина Григорьева.

Дом взяли на учет как памятник архитектуры местного значения в апреле 1980 года. В 2008 здание было лишено этого статуса

Решение было принято на основании заключения киевского отдела проектного института УКР НИИ «Проект реставрация».

Отметим, что в госреестре памятников этот особняк на текущий момент отсутствует.

По словам историка, до 2008 года здание имело заброшенный вид. Стены были в плохом состоянии, проемы окон и дверей были заколочены досками. Это было нежилое помещение, где обитали бездомные.

Одно время речь шла о том, что усадьбу будут восстанавливать, а за ней построят современную «многоэтажку». Сейчас говорят, что там строят 13-этажный жилой дом. Но общественность активно протестует против строительства

По информации активистки организации «SaveKharkiv» Ирины Гончаровой, застройка началась около месяца назад. Строительные работы проводит компания «Мегабуд».

Ранее активистка с этой фирмой не сталкивалась, а в коррупционных схемах компания не была замечена.

«Вначале строители установили 4-метровый забор, а затем стали проводить демонтажные работы. Мы насторожились, потому что реставрацию за такими ограждениями не проводят. Как правило, строители не тратят лишних денег, чтобы поставить забор в два раза выше обычного. Мы несколько раз отправляли запросы в строительную компанию, но никаких проектных документов они нам не предоставили. Хотя они должны были, как минимум, предоставить «Оценку влияния на окружающую среду». Нам пришел ответ, что мы неправильно оформили запрос, и они на него отвечать не будут», – сказала Ирина Гончарова.

Также харьковские активисты отправили обращение в Министерство культуры Украины насчет разрушения старинного особняка. Сейчас они ждут официальный ответ.

Активистка говорит, что проект и разрешительные документы компания не предоставила, поэтому сложно судить, насколько законна эта стройка с юридической точки зрения.

Историк Марина Григорьева подчеркивает, что ситуация с особняком поднимает проблемы, актуальные для всей Украины.

«Во-первых, это несовершенство законодательной базы в отношении памятников архитектуры и исторического наследия. Должна быть процедура, согласно которой специалисты должны устанавливать, насколько правомерно проводить стройку. Во-вторых, это вопрос финансирования. Еще до 2008 года здание было заброшено, его никто не реставрировал. В Европе широко известна практика, когда меценаты берут здание в аренду и восстанавливают его. У нас и законодательно это сложно сделать, и меценатов не так много», – сказала историк.

Она добавила, что ранее здание находилось в государственной собственности, а строительство там началось из-за долгов.

Речь шла о том, что частично средства от продажи этого здания пошли на оплату «Евро-2012»

«Сохранившуюся часть особняка нужно максимально восстанавливать, а потом думать, насколько целесообразно проводить застройку с исторической точки зрения. Такую экспертизу могут провести архитекторы, которые и могут сделать соответствующий вывод», – сказала Григорьева.

Историк отмечает, что отреставрировать дом на 100% невозможно, поскольку у него уже разрушен фасад, но максимально приближенно это сделать можно.

Также важно на каждом этапе привлекать архитекторов, которые являются экспертами в этой отрасли.

Ситуацию с разрушением особняка прокомментировал городской голова Геннадий Кернес в интервью одному из местных телеканалов.

«То, что касается архитектурного наследия, то здесь работает ХОГА. Это больше к ним вопрос, чем к нам. То наследие, которое нам досталось, мы, конечно, должны любить и охранять. Насчет этого здания у меня есть информация, что оно будет реконструировано, отреставрировано. Оно как было в ансамбле города, так и останется», – сказал Кернес.

Как отметил харьковский адвокат Николай Максимов, для строительства необходимо разрешение горсовета на выделение земельного участка.

Также должна проводиться строительная экспертиза, чтобы выяснить, насколько может повлиять строительство на памятник архитектуры

Кроме того, орган местного самоуправления принимает решение о выдаче соответствующего разрешения.

Все зависит от того, как это прописано в градостроительной документации. Если там предусмотрена охранная зона, то строить нельзя. Если это земельные участки общественной или жилищной застройки, то исходя из выводов строительной экспертизы, разрешение дадут.

Олег Дроздов: Киев повторяет путь Москвы, это государство в государстве. И это плохой путь

Интервью с архитектором Театра на Подоле. О сговоре потребителей, архитекторов и спекулянтов, “раскрашенной спекуляции” в столице и ее возможностях

Имя Олега Дроздова большинство киевлян узнали в ноябре 2016-го, когда разгорелся скандал из-за нового здания Театра на Подоле: многим горожанам его внешний вид радикально не понравился, но часть киевлян была в восторге. В общем, таких дебатов украинский Facebook об архитектуре не вилел никогда. Театр на Подоле придумал и создал основатель харьковского архитектурного бюро Drozdov & Partners Олег Дроздов. Конечно, Театр не первая и не единственная работа Дроздова, он создал проект Jam Factory во Львове и Ave Plaza в Харькове. Дроздов не просто хороший архиектор (у него с десяток наград), а еще он основатель и руководитель частного учебного заведения Харьковская школа архитектуры.

LIGA.net пообщалась с архитектором о “фейковом” Киеве, балансе между искусством и желанием заказчика, сговоре игроков рынка, заимствовании ошибок Москвы и проблемах, которые ждут любого мэра столицы.


– Не устали говорить о “Театре”?

– Устал, честно говоря. Мне несвойственно повторяться. Начинаешь стагнировать, если не развиваешь тему, а ее уже невозможно разивать. Вначале она была динамичной из-за достаточно шоковой интерпретации, и это провоцировало какую-то рефлексию. Когда что-то заканчивается, к этому крайне сложно снова возвращаться.

– На Западе во избежание общественного конфликта проводят публичный диалог об устройстве городского пространства, собирают рабочие-экспертные группы. Наверное, это помогло бы и нам. Почему эта практика не приживается в Украине?

– Конфликт заложен в самой природе нашего общества. Тотальный нигилизм наблюдается на всех уровнях, начиная с семейных отношений. Это глубокая проблема, истоки которой в законах. Точнее в их несоблюдении, в первую очередь, теми, кто их пишет.

Завоевательная политика становится частью успеха. Это и экспроприация общественного договора, оккупация земли, имущества – все они создают постоянный конфликт.

Второй момент – деньги главная ценность для игроков рынка. Увеличение активов – это постоянная гонка, сомнительные крысиные бега, которые ничего под собой не имеют. Что собственно дальше, ради чего все это?

– Еще пару лет назад ситуация в Киеве с архитектурой была еще плачевнее. Например, в рейтинге современных зданий с лучшей архитектурой могли войти только здания иностранных посольств. Сейчас ситуация изменилась? Куда мы идем?

Читайте также:  Роскошный частный дом в Бразилии

– Безусловно, на сцену выходит новое поколение людей, свободное от каких-то советских догм, постсоветских травм, наследий тяжелого прошлого. Эти люди формируют другой запрос на новое качество. Но проблема в том, что в Украине практически нет хороших архитектурных школ, не до конца сформирован запрос, мало менеджеров, которые бы хорошо и глубоко понимали запрос общества.

Совершенно точно, что появляются новые профессионалы – эксперты в городской среде, девелопменте, архитектуре. Но пока это скорее исключение, чем правило. Это будет долгая дорога, которую должны пройти гражданское общество и образовательные институции.

– Два года назад вы открыли Харьковскую архитектурную школу, вносите свой вклад в образование. Можете составить портрет современного молодого архитектора, какой он? Какие направления, тенденции его формируют? И как он воспринимает то архитектурное наследство, которое его окружает?

– Школа относится к наследию с большим вниманием, но в то же время очень критично. Очевидно, что хрущевки переживают моральную старость. Но и х нет смысла разрушать, когда-то они были важным социальным лифтом. К наследию должно быть предельное уважение – это часть нашего генетического кода. В мире есть целый ряд проектов по их реновации. Мне кажется, они смогут адаптироваться к новым условиям. Вопрос в подходе. Нужно просто разобраться, почему мы такие, что можно инструментировать и использовать в будущем, а что оставить в прошлом.

Образовательная программа устроена так, что ребята находятся в постоянной связи с стейкхолдерами, индустрией, реальностью, социумом. Каждый проект делается для какой-то задачи – это персональное выполнение чьих-то желаний, поиск компромиссов.

– Про компромиссы. Вы лично проектировали бизнес-центр в Харькове, жилые здания, рестораны, арт-центры в Харькове, Одессе, Львове. Как балансировать между искусством и утилитарностью, стремлением к красоте и желаниями заказчика?

– Это сама суть архитектуры, которая находится в этом балансе. Если его нет, мы не беремся за проект. Ведь его устойчивость в балансе желаний заказчика и искусства.

– Я процитирую ваши слова: “В нашем обществе не думают о будущем. Мы не пользуемся возможностью. А чего ждать от молодого поколения, если для них высотки, одинаковые дома, бутики и супермаркеты – это нормально? У нас внедрено потребление, и это уже часть культуры”. Кто в этом виноват? В этом участвуют, в том числе, архитекторы.

– Да, это сговор. Потребителей, которые платят за эти тюрьмы, архитекторов, которые рисуют лишние метры и получают за это деньги. И предпринимателей-спекулянтов, которые наживаются на этой ситуации. Это консорциум некритичных людей, ставших заложниками ситуации. В каком-то смысле срабатывает Стокгольмский синдром (психологическое состояние, когда заложники начинают симпатизировать и даже сочувствовать своим захватчикам или отождествлять себя с ними, – Ред.). Они становятся одним целым, избавляя себя возможности лучшего будущего.

– Как эту ситуация переломить?

Путем образования в широком смысле, дискуссии – что такое хороший город, что плохой. Это разговоры в подъездах, на кухне – для всего этого нужна широкая программа.

После революции произошел сдвиг – сформировалось много НГО, активистов, выступающих против незаконных застроек, дискуссий про город. В здание гражданского общества, городскую культуру закладывается много камней. Но это постепенный процесс.

Много упирается в исполнение законов. Там, например, прописано ограничение по высотности в историческом ареале. В половине случаев его нарушают, и Министерство культуры выдает разрешение на строительство. Вопрос выполнения законов – вопрос гражданского права, преступления и наказания. Вроде, простые вещи, но добиться выполнения – сложно.

– Как можно описать дома, которые строят в Киеве сейчас? Что это за архитектура?

– Это раскрашенная спекуляция, в основном грим на спекулятивном лоте. Стиль это то, что характеризует эпоху, проблема стиля оставлена в первой половине ХХ века.

Мы живем в очень турбулентное время, где нет единых эстетических пространственных воззрений. Это невероятный плюрализм, разнообразие, иногда даже неконтролируемое.

В архитектуре существует много субкультур – с одной стороны, это проблема, а с другой – вроде как хорошо. Точно одно – мы ушли от эпохи стиля.

– Вы говорили, что в современном мире все большие города ведут себя как корпорации. Как это отражается на их облике и комфорте?

– Города борются, прежде всего, за людей и деньги. Последние прочно связаны между собой. Киев успешен на уровне Украины. Так как он с невероятной скоростью стягивает ресурсы и опустошает остальные города. В этой схватке его можно назвать успешный бойцом.

В Киеве концентрируется, прежде всего, коррупционный капитал. Это пирамида, в которой образуется весь конденсат ресурсов. Это нечестная борьба за ресурсы, и Киев повторяет историю Москвы, превратившейся в государство в государстве. Этот сценарий крайне плох как для Киева, так и для всей страны. Он может дать какие-то баллы в глобальной конкуренции, но цена, кажется, слишком велика – опустошение остальных городов.

В клубе джентльменов Киев не получит почетного кресла именно из-за происхождение этих ресурсов. Мы видим, что на международном рынке он так и не может конкурировать с точки зрения основных показателей качества жизни.

– Вы называете Киев – фейковым городом, анархическим. Какие ошибки были допущены в развитии города?

– Да, это наскоро сделанный маркетинг, фейковость состоит в имидже – ты продаешь то, кем не являешься. Это хорошо для карнавала, но не для реальности.

Главная ошибка – попирание законов, так поступает большинство игроков рынка, это обеспечивает успех в бизнесе.

Надо понять приоритет в развитии города, должны быть цель, стратегия достижения.

– Какое планирование было бы уместно в Киеве? Мнения урбанистов разделяются. К ластеризация пространства – разделить Киев на зоны – деловой жизни, отдыха, IT-технологии, биотехнологий. Или н овые смешанные кварталы, где были бы университеты, музеи, бизнес-офисы, квартиры.

– Правда находится посередине. Кластеризация дает концентрат, но весь район не может заниматься IT. Для обмена, усиленной коммуникации – концентрация крайне важна и экономически оправдана. Но четкой границы между кластером и городом, упаси боже, быть не должно. Не должно быть гетто, районы должны интегрироваться в город, тогда появляется синергия взаимодействий.

Важно, чтобы город был гомогенен, качество инфраструктуры от центра до окраин было приблизительно одинаково. Это не только солидарность богатых и бедных, центра и периферии, но и очень рационально с точки зрения распределения нагрузок, транспортных потоков.

Второй крайне важный момент – микс функций – сервисов, рабочих мест, создающие полноценную жизнь отдельных районов. Это в разы улучшает экологическую ситуацию в городе из-за минимального использования транспорта. Да, и жизнь становится полноценной, среднестатистический киевлянин тратит час-полтора в день на дорогу, это не лучшее времяпровождение.

– У Киева потрясающие природные данные. Как правильно использовать один из главных ресурсов – реку, парки и рекреации?

– Среди столиц советских республик Киев и, правда, имел феноменальные природно-ландшафтные качества, несравнимые ни с одним из городов. Но автомобилизация, анархическое развитие стирает все качества, данные богом. Киев превращается в одно из самых грязных мест в Европе. Сейчас нет никакой стратегии развития общественного транспорта, поддержки экосистемы.

– Какой самый характерный город Украины?

– Прелесть Украины в том, что она невероятно разная. Связано это обстоятельствами при которых эти города возникали. Все они имеют неповторимый характер.

Донецк – это группа шахт, которые были соединены общей инфраструктурой. Ее опора – тяжелая промышленность. Этот город был спроектирован до того, как там появились люди. Точно так же как Одесса. Одесса – город проект, сначала была идея, план, потом одесситы.

Харьков – город утопий, кампусов, которых нет в других городах. У Львова своя история, принадлежащая другой империи. У них разный ландшафт, культура, индустрия в своей генетической сути.

В советское время пытались нивелировать некую идентичность. В новое время крайне важно опять откапать ее, предназначение и миссию. Думаю, в разнообразии и есть будущее.

– А какая миссия Киева?

– Сегодня у Киева просматривается глобальная карьера, и к ней крайне важно подготовиться.

– Про подготовку. Насколько важная фигура главного архитектора города? Какими характеристиками он должен обладать?

– Прежде всего, это менеджер. С одной стороны, он стоит на страже выполнения законов. С другой – проводит стратегию, которую выбрали горожане, профессионалы. Крайне важна преемственность, постоянное обновление данных и реакция на тенденции, которые происходят. Отчасти он ответственен за публичность. Широту мнений по каждым городским вопросам.

– В столице активно обсуждают предстоящие выборы мэра – непонятно будут ли они досрочные или своевременные. К чему готовиться новому мэру, к каким проблемам столицы?

– Проблем не одна сотня, город существует отчасти вопреки. Многие опасности еще не восприняты всерьез. Это и экология, и автомобильность, хаотичная застройка, социальная инфраструктура.

Интервью состоялось после выступления Дроздова на форуме European Circular Economy.

До Театра на Андреевском спуске: 5 зданий архитектора Дроздова

Театр на Подоле, из-за которого многие вдруг начали интересоваться современной архитектурой, проектировал харьковский архитектор Олег Дроздов.

В связи с резонансом вокруг его последней работы мы решили поинтересоваться другими проектами бюро “Дроздов и партнеры”.

Офисно-торговый центр Platinum Plaza, Харьков

Здание было построено в 2009 году. Оно расположено в самом центре Харькова – на пересечении ул. Сумской и пр. Правды, где преобладает микс традиционной архитектуры и застройки в стиле модернизм (конструктивизм).

Шестиэтажное здание имеет п-образную форму. Внутренний двор отдан под общественное пользование и соединен с центральной улицей торговой галереей.

Кроме торговых помещений, в здании разместился бизнес-центр класса “В+”. На террасах главного фасада предусмотрено проведение концертов. В башнях-эркерах располагаются конференц-залы и комнаты для совещаний. А подземный паркинг связан тоннелями с соседней улицей, тем самым все пространство со стороны улицы Сумской отдано для пешеходов.

Жилое здание carat, Харьков

Многоквартирный комплекс премиум-класса был построен в 2010 году. Расположен в самом центре города, недалеко от главных улиц, парков и магазинов, но в то же время в некотором отдалении от городского шума.

Читайте также:  Функциональная эргономика от Игоря Сиротова

Комплекс состоит из двух жилых блоков – шести- и четрехэтажного. При этом не нарушается квартальная структура, сложившаяся в этой части города исторически. Внутри двора образовано камерное общественное пространство. Каждая квартира имеет большую террасу-лоджию, с которой открывается вид на южную половину города.

Офисно-торговое здание Ave plaza, Харьков

Коммерческий центр был построен на центральной улице города Сумской в 2011 году. Это семиуровневое современное здание, объединившее торговые галереи, бизнес-центр класса А, фуд-корт, культурно-развлекательную зону.

Тут есть подземный паркинг, а на крыше четвертого этажа разместилось рекреационное пространство с садом.

Жилой дом House with a peristyle, Харьков

Многие мечтают о доме в лесу. Но, кажется, это может быть либо “коробка”, от которой мы бежим, либо хижина лесника. Дом от “Дроздова и партнеров” расположен на лужайке среди дубового леса. Перистиль — это открытое пространство, как правило двор или сад, который окружен с четырех сторон колоннадой. Подобные здания характерны для античной эпохи.

Здесь внутренний двор объединяет все помещения дома: тренажерный зал, кухню, подсобные помещения и т.д. А все зоны – от парковки до открытой террасы с бассейном – реализованы в виде соединенных пространств.

Лес – не только вокруг дома. Галерея (мы бы назвали ее беседкой) держится на колонах, которые в точности напоминают стволы деревьев.

Особняк на улице Дзержинского. Харьков. Начало войны

28 января 2003 года по седьмому каналу телевидения в Харькове можно было посмотреть интересную телепередачу “Диверсант”, повествующую о знаменитом минере Второй мировой войны полковнике Илье Григорьевиче Старинове.
Два ордена Ленина, пять – Красного Знамени и целый иконостас других боевых наград убедительно свидетельствуют о профессиональном мастерстве и отваге этого легендарного представителя инженерно-саперных частей Красной Армии.
В послевоенные годы полковник Старинов принимал участие в подготовке спецназовцев “Альфы” и “Вымпела”, за что ему был вручен высший почетный знак этой армейской воздушно-десантной элиты – краповый берет.
Удивительно, но Старинов, автор книги “Пройди невидимым”, так и не стал генералом, ему не было присвоено звание Героя Советского Союза или Героя России. Но таков удел многих сотрудников спецслужб.
Давайте вспомним трагический для нашей страны 1941 год. Используя численное превосходство в живой силе и технике, вермахт неудержимо наступал, планируя окружить армии Юго-Западного фронта. 19 сентября 1941 года гитлеровцы вступили в Киев. Под Киевом в окружение попали четыре армии. Враг угрожал харьковскому промышленному центру и Донбассу. Началась эвакуация на восток заводов и фабрик, демонтаж оборудования на шахтах и горно-обогатительных комбинатах. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение – подготовить к уничтожению объекты, имеющие военные значение, – заводы и фабрики, мосты, депо и электростанции.
Полковника Старинова вызвал начальник инженерного управления Красной Армии генерал-майор Л.З. Котляр, и, ознакомив с обстановкой на Юго-Западном фронте, приказал:
– В Харьков готовится к отправке специальная инженерно-саперная группа, которую надлежит возглавить вам. Составьте заявку на минноподрывную технику и взрывчатые вещества. Зайдите к начальнику Генерального штаба маршалу Советского Союза Шапошникову. Он вас ждет.
Маршала Старинов не видел с 1936 года. Именно тогда он отправился в Испанию на помощь республике, против которой поднял фашистский мятеж генерал Франко.
Поздоровавшись, маршал спросил:
– Операцию под кодовым названием “Альберих” помните?
Старинов хорошо помнил этот эпизод Первой мировой войны. В марте 1917 года германские войска, отступая за так называемую “линию Зигфрида”, осуществили массовое минирование и разрушение объектов военного значения во Франции на площади 4000 квадратных километров. Это была беспрецедентная акция.
– Нечто подобное необходимо осуществить, голубчик, и вам в Харькове, – произнес Шапошников, – нельзя гитлеровцам оставить в целости и сохранности заводы и фабрики, которые не успеем вывезти на восток. Эту задачу Генеральный штаб возлагает на вас, товарищ полковник.
Старинов энергично приступил к выполнению ответственного задания. 28 сентября он отобрал для выполнения приказа Ставки Верховного Главнокомандования 15 командиров инженерных войск и спецподразделение саперов под командованием военного инженера 2 ранга В.П. Ястребова. На вооружении этого спецподразделения была новинка минноподрывной техники – радиомины. На складах были получены взрывчатые вещества и тридцать радиомин, бикфордов шнур, капсюли-детонаторы, огнепроводные шнуры, шанцевый инструмент. Каждый из членов группы был предупрежден об особенной секретности полученного задания.
29 сентября автоколонна во главе с полковником Стариновым выехала из Москвы в Харьков. Машины миновали Орел, а ночь застала минеров в Курске, где им пришлось пережить налет вражеской авиации на город. 1 октября 1941 года колонна прибыла в Харьков.
Начальник инженерного управления Юго-Западного фронта генерал-майор Г.Г. Невский, автор учебников для военно-инженерных училищ по фортификации, выслушав доклад Старинова о полученном в Генеральном штабе задании, сказал:
– Для устройства минновзрывных заграждений на подступах к Харькову я выделяю вам пять инженерно-саперных батальона и одну роту для установки электрозаграждений. Маршал Тимошенко подтвердил приказ Шапошникова о возложении на вас полномочий по руководству и координации минноподрывными работами в районе Харькова.
Старинов задумался: как выполнить объем работ, который в пять раз превышал те, что осуществили немцы в операции “Альберих”? Ознакомившись с заданием полковника, член военного совета Юго-Западного фронта Н.С. Хрущев посоветовал для дезориентации саперов противника устанавливать рядом с минами фальшивые фугасы.
– Чтобы обмануть немецких саперов, – улыбнулся Никита Сергеевич.
Штаб оперативно-инженерной группы Старинова расположился в Харьковском химико-технологическом институте, учебный корпус которого находился рядом со штабом фронта. На фронт к позициям, которые занимала 38-я армия во главе с генерал-майором В.В. Цыгановым, машины с затемненными фарами по ночам подвозили пополнение, боеприпасы. На Южном вокзале продолжали грузить оборудование завода имени Малышева, тракторного завода “Серп и молот” и других. Вместе со станками на восток уезжали рабочие, инженеры и техники с семьями.
Полковник Старинов пришел на прием к секретарю Харьковского обкома партии А.А. Епишеву. Нужно было согласовать с ним, на каких заводах можно наладить производство буров для сверления скважин и корпусов для мин.
На харьковских заводах продолжали изготавливать и ремонтировать танки и бронетранспортеры, самолеты и направляющие для “катюш”. Узнав о цели, которые возложил Генеральный штаб и Ставка Верховного Главнокомандования на минеров полковника Старинова, Епишев немедленно соединился с директорами заводов “Свет шахтера” и маркшейдеровских инструментов, договорился о выполнении его заказа. За короткое время на этих предприятиях приступили к производству буров и корпусов мин.
Первый опыт по диверсиям на железных дорогах полковник Старинов получил в Испании, где он выполнял обязанности военного советника командующего Южным фронтом республиканской армии полковника Переса Салеса. Именно там был пущен под откос поезд с итальянскими солдатами и офицерами.
С каждым днем обстановка на советско-немецком фронте становилась все тревожнее, в сводках Совинформбюро появились Брянское и Вяземское направления. Нужно было спешить с минированием военных объектов Харькова.
3 октября 1941 года полковник Старинов получил приказ – установить радиомину в особняке, расположенном на улице Дзержинского, 17, – в центре Харькова. В этом старинном здании в 30-е годы жил секретарь ЦК КП (б)У В.В. Косиор. Позже в нем находился детский сад. Радиомины приказано было также установить в здании штаба военного округа, на Холодногорском и Усовском путепроводах. Полковник Старинов потребовал соблюдать все меры маскировки. Днем его минеры делали вид, что оборудуют доты, наблюдательные и командные пункты, бомбоубежища, а ночью устанавливали радиомины. Сверху это место засыпалось разным мусором. А неподалеку устанавливались фальшивые мины для отвлечения внимания вражеских саперов. 10 октября генерал Невский поинтересовался у Старинова, как осуществляется минирование особняка на Дзержинской, через два дня по этому же вопросу позвонил Хрущев. Командование фронта придавало этому зданию особенное внимание. И не случайно. Было ясно, что во время оккупации Харькова в этом здании расположатся высшие чины вермахта.
Работами по минированию особняка руководил лично полковник Старинов. Прежде всего он тщательно обследовал два этажа здания, подвальные помещения и особое внимание уделил котельной. Именно там целесообразнее всего было установить радиомину. Полковник сделал необходимые расчеты. Для полного разрушения двухэтажного каменного здания нужно было 350 кг тротила.
Закладкой взрывчатых веществ и установкой радиоаппаратуры занялись сержанты Лядов, Лебедев, Сергеев, военные техники 2 ранга Ястребов и Леонов.
14 октября все работы в особняке были закончены.
А фронт уже приблизился к окраинам города. Автоколонна из 20 автомашин с 130 солдатами и офицерами опергруппы полковника Старинова покинула город и направилась в сторону Валуек. А через некоторое время Харьков заняла армия Рейхенау.
10 ноября 1941 года разведчики доставили в штаб Юго-Западного фронта копию приказа 98/41, в котором командир одной немецкой воинской части сообщал, что его саперы обнаружили в зданиях Харькова большое количество мин с часовыми и взрывателями замедленного действия. Они были неумело замаскированы, и саперы их обнаружили без особого труда.
В штабе фронта решили привлечь к ответственности полконика Старинова. Генералу Невскому пришлось объяснять командующему и члену военного совета фронта, что саперы вермахта обнаружили фальшивые мины, которые полковник Старинов установил специально для отвлечения их внимания.
Подпольщики, оставленные в городе, сообщили, что в особняке на улице Дзержинского расположился с высшими офицерами комендант Харькова генерал Георг фон Браун.
Утром 13 ноября генерал Невский вызвал полковника Старинова и сообщил ему: получен приказ привести в действие радиомину в Харькове.
Радиосигнал было решено послать из воронежской радиостанции, которая до войны была модернизирована, что позволило значительно повысить ее мощность. В ночь с 13 на 14 ноября туда отправились полковник Старинов и начальник отдела инженерного управления фронта майор Чернов. Они проинформировали начальника радиостанции Ф.С. Коржова и старшего инженера А.В. Беспаминова о том, какой радиосигнал нужно послать в Харьков и на какой частоте.
Испытанию подвергалось секретное оружие, разработанное советскими учеными и конструкторами. Все волновались: оправдаются ли их расчеты, сработают ли радиомины? В 3 часа ночи был послан первый сигнал, потом еще несколько.
14 ноября в Харьков был послан самолет-разведчик с задачей сфотографировать особняк на улице Дзержинского. К сожалению, этот объект на фотопленку не попал. Позже харьковские подпольщики сообщили в штаб фронта, что особняк, в котором расположился со своим штабом генерал Браун, полностью разрушен взрывом огромной мощности. Все находившиеся в здании немецкие офицеры и генерал погибли.
В плен был взят командир саперной роты Гейден, который занимался разминированием особняка на улице Дзержинского. С ним встретился полковник Старинов и с удовлетворением удостоверился, что вражеские саперы “клюнули” на его приманку и, обнаружив фальшивую мину, дальнейшие поиски по приказу Гейдена прекратили. Немцы же взрыв особняка приписали партизанам или подпольщикам. Они не знали ничего о радиоминах.
Из 315 мин замедленного действия в Харькове сработали на военных объектах около 300. Взрывы гремели в городе, вызывая панику среди оккупантов.

Читайте также:  Шикарная резиденция в долине Напа

Автор: Кононов Юрий Григорьевич (1936-2015), член союза жерналистов СССР, автор книги “Эхо войны”

Особняки А.Н. Бекетова в Харькове

Памятники архитектуры г. Харькова

Среди памятников архитектуры города Харькова важнейшее место принадлежит зданиям, созданным корифеем харьковских зодчих академиком архитектуры А.Н.Бекетовым, в том числе построенных по его проектам и под его руководством особняков. Девять из них сохранилось до настоящего времени в близком к первоначальному виде. Большинство из них служит ныне в качестве общественных зданий. Особняки, сооруженные Бекетовым, весьма разнообразны по объемно-планировочному и архитектурно-художественному решению, но все отличаются рациональностью и высокими эстетическими качествами.

Особо выделяется особняк, возведенный Бекетовым в 1897 году в период расцвета творческой деятельности для своей семьи. Теперь в этом особняке размещается харьковский Дом ученых.

Особняк Х.Д. Алчевской, ул. Совнаркомовская, 13, 1893 г.

Алексей Николаевич Бекетов (1862-1941) потомок древнего дворянского рода. Его отец Н.Н.Бекетов был выдающимся ученым физико-химиком и общественным деятелем. Воспитывался А.Н.Бекетов в родственной и дружеской среде передовой интеллигенции второй половины XIX века.

Среднее общее и художественное образование он получил в Харькове, а затем окончил с Большой золотой медалью архитектурный факультет Петербургской Академии Художеств. Отклонив заманчивые предложения продолжать деятельность в Петербурге или Москве, молодой архитектор возвратился в родной Харьков. Последовавшие полвека насыщенной и плодотворной творческой, педагогической и общественной деятельности подтвердили правильность избранного им пути.

Особняк Д.А.Алчевского, ул.Дарвина,13, 1896 г.

Первый успех принесла А.Н.Бекетову победа на конкурсе проектов и сооружение под его руководством здания Коммерческого училища (ныне Главный корпус Украинской Академии Юридических наук). За этим последовали многочисленные заказы на создание объектов разного назначения, в том числе особняков зажиточных купцов и городской интеллигенции. В 1894 году А.Н.Бекетов был удостоен звания академика архитектуры и избран членом Совета Петербургской Академии Художеств, но продолжал жить и работать в Украине.

Успехам Бекетова сопутствовало его породнение с семьей прогрессивного предпринимателя-миллионера А.К.Алчевского и его супруги, прославленной просветительницы Х.Д.Алчевской, на дочери которых он женился в 1889 году. По заказам, связанным с Алчевским, Бекетов участвовал в строительстве комплекса Донецко-Юрьевского Горнопромышленного объединения – ДЮМО, положившего начало образованию города Алчевска. В Харькове были построены здания Земельного банка, особняк и Воскресная школа Х.Д.Алчевской, особняк ученого ботаника Д.А.Алчевского. В 1896-1897 гг. А.Н.Бекетов, у которого к этому времени было четверо детей, осуществил сооружение собственного особняка, владелицей которого по традиции того времени была объявлена его супруга Анна Алексеевна.

Особняк фабриканта И.Е.Игнатищева, ул. Совнаркомовская, 11, 1914г.

Особняк находится в Нагорном районе Харькова на южной стороне бывшего Мироносицкого переулка, № 8 (теперь Совнаркомовская улица, № 10) напротив усадьбы Х.Д.Алчевской. Участок площадью 0,18 га тщательно распланирован. Главное место на нем отведено отдельностоящему двухэтажному с подвалом дому, общий объем которого 8660 куб.м. С восточной стороны у дома разбит небольшой сад, к которому обращены открытая терраса и балкон второго этажа. С западной стороны протянут узкий проезд в хозяйственный двор, где находились службы: сарай для экипажа и стойло для лошади, служивших Бекетову для объезда строек, а также стойло дойной коровы, обеспечивавшей семью домашним молоком. Общая стоимость домовладения по оценке налоговой инспекции в начале XX века составляла 12240 рублей.

Особняк профессора И.И.Сомова, ул.Ольминского, 11, 1899 г.

Все элементы внешней и внутренней отделки, оборудования и меблировки особняка были выполнены по чертежам и эскизам Бекетова с участием помощников и субподрядчиков, качественному подбору которых он уделял большое внимание. В разработке архитектурных деталей участвовал работавший тогда еще чертежником, но уже опытный В.Кричевский. Скульптурные и лепные работы выполнял И.Якобе, росписи – художники М.Р.Пестриков и Н.М.Уваров.

Особняк купца П.В. Маркова, ул.Дарвина, 23, 1901 г.

Архитектурно-художественное решение особняка отражает лучшие стороны господствовавшей на рубеже XIX и XX вв. эклектики, отвечая краткому, но меткому определению этого направления, сформулированному его адептом И.И.Свиязевым, как “. умный выбор стиля, приличный сущности дела”. Здание ассимметрично, план его Г-образной формы. В части, обращенной к улице, размещены парадные помещения: на первом этаже – вестибюль с гардеробной, проектное бюро (теперь там библиотека) и столовая; на втором этаже – зал гостиной с будуаром и кабинет. Объединяет помещения центральная лестница.

Отделаны эти помещения с особым богатством. Ступени лестницы мраморные, массивные перила и панели стен – дубовые. Освещена лестница большим витражным окном, исполненным по эскизу Бекетова и восстановленным в 1960 г. художниками Г.В.Тищенко и А.Ф.Прониным.

Особняк профессора Ф.П.Писнячевского, ул.Дарвина, 21, 1903 г.

Столовая оформлена наподобие старинной трапезной: сводчатый потолок и стены расписаны ходожником М.Р.Пестриковым. Зал украшают лепная отделка стен, красивый камин с зеркалом и живописный плафон работы художника Н.М.Уварова, отреставрированный Н.П.Работяговым. Стены и потолок кабинета отделаны резным дубом. В тыльной части здания по сторонам коридора находятся отдельные комнаты, окна которых ориентированы на солнечные румбы. На первом этаже размещались классная комната для детей, комнаты домашних служащих и подсобные помещения; на втором этаже – спальни родителей и детей. Теперь эти комнаты отведены для клубной работы. Узкая служебная лестница, находящаяся в конце коридора, ведет в полуподвальный этаж и на чердак. Возле нее расположены санузлы. В подвале размещены санитарно-технические устройства, хозяйственные помещения и кладовые. Часть помещений приспособлена для клубной работы; в одном из них находится билиардная.

Дом полуособнякового типа А.Н.Бекетова, ул.Дарвина, 37, 1912 г.

Внешний вид здания соответствует его планировочному решению. Фасады, обращенные к улице и к саду, оформлены в так называемом нео-греческом стиле, сочетающем архитектурные приемы и детали эпохи эллинизма с элементами ренессанса и барокко. Пропорции объемов и членений подчинены “золотому сечению”. Обращает на себя внимание великолепная прорисовка всех деталей. К сожалению, в 1920-х годах утрачена достопримечательность особняка – лоджия, находившаяся на втором этаже северо-западного угла дома, которую переоборудовали в комнату для обслуживания лиц, выступающих на эстраде в зале, заменив стенами с окнами подобие портика кариатид Эрехтейона, окружавшее лоджию.

Проживание Бекетовых в их прекрасном собственном особняке оказалось однако непродолжительным. Нарастание экономического кризиса на рубеже XIX и XX вв., грозившего крахом банку и предприятиям, возглавлявшимся А.К.Алчевским, привело к его гибели. В мае 1901 г. он покончил жизнь самоубийством. Спасая фамильную честь, члены семьи Алчевских, включая Бекетовых, распродали принадлежавшее им недвижимое имущество, переселились в наемные квартиры и добились через суд восстановления доброго имени покойного главы династии.

Особняк купца М.П.Соколова, ул. Карла Маркса, 17, 1899 г.

Особняк Бекетовых приобрел присяжный поверенный К.П.Прибытков, который проживал в нем со своей семьей до революции 1917 года. О том, что было в особняке после его национализации на протяжении 1920-1930 гг. достоверных данных нет. По некоторым сведениям одно время в нем помещался Автомобильный клуб, по другим – он служил резиденцией уполномоченного НаркомИнДела СССР в УССР. В 1930 году особняк предоставили Дому ученых, в распоряжении которого он находится и ныне.

А.Н.Бекетов после утраты особняка продолжал трудиться и в начале 1910-х годов решил вновь обзавестись собственным жилищем. На этот раз он построил к 1912 году дом так называемого полуособнякового типа, получившего распространение в этот период. Особенностью таких домов являлось наличие в них нескольких квартир, лучшую из которых занимал владелец, а остальные сдавались внаем для компенсации расходов.

Особняк профессора И.Л.Залесского, ул. Скрипника,7, 1897 г.

Размещались подобные здания обычно не обособленно, а в рядовой застройке вдоль улиц без отступа от соседних домов. Для своего дома А.Н.Бекетов приобрел небольшой участок в конце бывшей Садово-Куликовской улицы, № 27, оканчивавшейся тогда тупиком (теперь ул.Дарвина, № 37). Там он построил двухэтажный с подвалом трехквартирный дом, в котором на верхнем этаже разместил свои апартаменты. На первом этаже со стороны улицы расположилась квартира, сдававшаяся внаем, а, с отдельным входом со двора, квартира друга и соратника Бекетова художника М.Р.Пестрикова, в которой впоследствии жил художник Н.С.Самокиш. В своей квартире А.Н.Бекетов прожил до конца своей жизни. Она была закреплена за ним навечно Советским правительством и ныне в ней проживают его потомки.

Композиционное и архитектурно-художественное решения дома отличаются от бывшего особняка Бекетовых. Сохраняя подобие функциональной организации квартиры в ассимметричном в плане здании, его фасад, оформленный в стиле неоклассицизма, симметричен. Выступающая средняя часть, увенчанная карнизом на модульонах и аттиком треугольного очертания, умеренно украшена лепными деталями.

Особняк А.А.Бекетовой, ул.Совнаркомовская, 10, 1897 г. Первоначальный вид здания

На флангах с одной стороны помещается вход в лестничную клетку, обрамленный порталом дорического ордера, с другой – арочный проем проезда во двор. В квартире Бекетовых сохранились некоторые из вывезенных предметов первого особняка: камин, украшенный фамильным гербом, часть мебели и личных вещей зодчего.

Пасивний будинок

Після світової енергетичної кризи 1974 року у світовій будівельній і архітектурній практиці величезна увага приділяється економії паливно-енергетичних ресурсів, які витрачаються на теплопостачання будівель. При сучасних темпах використання природних джерел енергії (нафти, газу та вугілля), вони можуть закінчитися вже у найближчі 50 років. Безупинне зростання цін на викопні види палива змушує шукати альтернативні, більш дешеві та відновлювані джерела енергії.

Ссылка на основную публикацию