Холостяцкое убежище на бывшей фабрике в Турине

На улицах Турина.

Завершение рассказа про Турин.

Этим постом я завершаю серию постов про Турин. Я уже рассказывал про средневековую историю города, а в про дворцы и музеи забегал вперед до 19 века, времени объединения Италии. А сейчас все это будет еще раз на фоне фотографий улиц города, не попавших в предыдущие серии. А начну я с конца. Это – мороженное и бичерин в кафе Peppino. Кафе – достопримечательность, именно его владельцы в 1939 году придумали эскимо, начали делать на своей фабрике и продавать в кафе. А бичерин – это трехслойный напиток из шоколада, кофе и сливок, он, увы, мне не понравился.

Итак, краткое изложение предыдущих серий. В первом посте я начал рассказывать историю города с основания римлянами и дошел до переноса в Турин столицы из Савойи. И завершил ее фотками из герцогского дворца, ставшего королевским с получением ими Сардинии вместе с титулом. Следующий пост был про дворец Мадамы, история которого тесно переплетается с историей города: сначала это были древнеримские ворота с двумя башнями, потом к которым пристроили средневековый замок. В 17 веке замок перестроили во дворец, на век позже – пристроили барочный фасад, а в 19 веке он был местом заседания Сената, когда Турин был столицей объединенной Италии. А третий пост был про два больших музея: картинную галерею и египетский музей.

А в этом посте я вернусь ко времени переноса в Турин герцогской столицы из Савойи. Герцог, который это сделал – был прагматиком. Он понял, что рядом с Савойей – сильная Франция, скоторой бесполезно сражаться. А вот рядом с Пьемонтом – мелкие итальянские государства, и есть где развернуться. Ну и, с другой стороны, Франции тоже будет сложнее воевать, она оказывается отгорожена Альпами.

У герцогов, как я уже писал, была священная реликвия, плащаница – ткань, в которую было завернуто тело Христа, сохранившая его отпечаток. Герцоги, естественно, хотели забрать из Шамбери с собой, но плащаницу епископ-хранитель не отдавал. А тут в Милане случилась чума. И епископ Карл, молясь об избавлении, дал обет пешего паломничества к плащанице. Чума кончилась, он написал герцогу, готовый совершить паломничество в Шамбери через горы, несмотря на довольно преклонные годы, ему было за 60. Хитрый герцог воспользовался поводом и попросил у епископа-хранителя разрешения привести плащаницу на недельку в Турин, чтобыизбавить епископа Милана от слишком больших тягот, которые могут стоить тому жизни. Из уважения тот согласился, и плащаницу привезли в Турин. Епископ пешком пришел из Милана, это чуть больше полтораста километров, но все-таки по равнине, поклонился и вернулся в Милан. А вот герцог плащаницу оставил у себя в Турине.

Хранилась плащаница в церкви святого Лаврентия, рядом с собором. Правда, внутренний интерьер – результат более поздней перестройки, 18 век. Церковь большая и круглая, это – необычная планировка, хотя и не уникальная.

Позднее для Плащаницы построили специальную часовню в Соборе, купол которой размерами превосходит купол самого собора. Часовня, с одной стороны, примыкает к собору, а с другой – встроена в королевский дворец. Правда, сейчас там реставрация – после большого пожара, случившегося лет 20 назад. Плащаницу успели вынести, а убранство – выгорело. И пока плащаница хранится в соборе и сейчас там выставлена для желающих во развернутом виде (обычно можно лишь увидеть ковчег с ней).

А тот самый миланский епископ Карл сейчас канонизирован, а на месте его встречи с герцогом стоит церковь святого Карла.

Стоит церковь на одной из центральных площадей. Рядом – парная ей церковь Кристины. Вот они с другого ракурса.

Снять с середины площади церкви нельзя – перед ними возведена сцена. На площади все время что-то проходит, город создает поводы для привлечения туристов.

Посредине площади – памятник герцогу Эммануилу Филиберту, на котором он вкладывает меч в ножны, завершая войну.

Фонтанчик с питьевой водой, украшенный головой Туринского быка – символа города.

А под колоннадами по краям площади – исторические кафе, в которых подают традиционный шоколад и конфеты. Кафе довольно поздние, 19 века, времен, но шоколад появился в Турине намного раньше. Его привез в Турин тот самый герцог Эммануил Филиберт. Служа королю Испании он при дворе пристрастился к горячему шоколаду. И привез его в свой двор в Турине. И исторически именно в Турине сделали первый твердый шоколад, и первый шоколад с орехами и многое другое. Правда, Турин был скромным и не слишком продвигал это в мире. Мир узнал про шоколад от Франции, куда его тоже привезли из Испании Анна Австрийская. Но все равно, Турин, став столицей – строился и развивался.

Колоннада на площади.

Интерьер одного из кафе.

А это – Туринский бык перед входом в другое кафе. На нем надо потоптаться, загадывая желания – и они исполнятся. Этим кафе, кстати, владеет семья Мартини. Та самая, в которой этот напиток был изобретен и запатентован.

Но это мы перескочили кусок истории. В 18 веке герцоги Савойские участвовали в войне за испанское наследство. Принц Евгений Савойский был одним из сильных полководцев. И в результате войны Савойя получила большую часть герцогства Миланского и Сицилию вместе с королевским титулом. Сицилию они позднее обменяли на Сардинию, сохранив королевский титул – и герцогство превратилось в сардинское королевство. Но столица осталась в Пьемонте.

При Наполеоне и Савойя и Пьемонт были аннексированы. И король Виктор Эммануил I жил на Сардинии. После победы над Наполеоном вернулся, и попробовал жить по-старому. Его свергли, он отрекся в пользу младшего брата Карла Феликса, который жил вне Савойи и передал регенство младшей ветви, принцу Карлу Альберту. При очередных волнениях тот пообещал конституцию, за что был отстранен от регенства. Но удержаться Карл Феликс смог, только призвав в страну австрийские войска. Впрочем, правил после этого он еще 9 лет. А потом – умер, и престол-таки перешел к бывшему регенту, Карлу Альберту. Который дал народу конституцию, учредил парламент и даже отдал для заседаний парламента свой бывший дворец, который владел как принц. Вот он на снимке.

А его сын, Виктор Эммануил II начал объединение Италии, тоже под эгидой савойской династии, правящей Сардинским королевством. Потому что он был не только единственным сильным итальянским королем, но и придерживался, вслед за отцом, современных взглядов, следовал духу времени – и его поддерживали. Еще было Королевство Обеих Сицилий, но оно принадлежало импортным испанским королям, которые либерализмом не отличались. И Виктор-Эммануил II стал первым королем Италии. При этом он оставил за собой номер II, под которым правил Сардинским королевством, демонстрируя преемственность государства.

А этот шпиль на снимке тоже связан с либерализмом. Карл Альберт, дав конституцию, дал права евреям. И те решили построить синагогу. Наняли архитектора, у которого была своя мечта – построить самое высокое здание Европы. Не рассказывая заказчикам, он начал строить. Когда высота стала значительной, Заказчики спохватились и потребовали объяснений. И испугались, узнав, что запланировано здание синагоги выше собора. Заявили, что у них кончились деньги и прекратили стройку. Но у архитектора-то была мечта! И он уговорил мэра продолжить стройку, посвятив здание королю Виктору Эммануилу. Так оно и получилось. Теперь в здании музей кино, и панорамный лифт наверх. Правда, я туда не добрался. Пытался, но подойдя и услышав про час в очереди, решил, что в следующий раз.

Последний кадр – с другого ракурса. Забавно, что такой хороший вид открывается потому, что на улице сломан один из домов. Может, специально?

А здесь – кусочек истории, старый конный двор, где (вроде) можно их бесплатно посмотреть. А еще там театр.

Недалеко – маленькая церквуха и массовая застройка 19 века.

Турин некоторое время был столицей и интенсивно развивался. Центр города, в котором я гулял застроен преимущественно в 18-19 веках. Вдоль многих основных улиц идут галереи. Не как в Болонье, где они повсеместно, но по протяженности галерей Турин держит второе место после нее. Их начали строить еще в средние века, сначала – в виде простых навесов. А уже потом – встраивают в дома. И продолжают на перекрестках, чтобы не выходить под дождь. Арки на снимке – это как раз продолжение галереи на поперечной улице.

Центр Турина по-прежнему торговый, попадаются прикольные витрины, например, с таким скелетом.

Или такая маска

Фонтаны двух рек, на которых стоит Турин – По и Дора

Вся эта часть – с просторными улицами, галереями вдоль домов – построена во времена расцвета города, когда он стал столицей, а королевство развивалось, в 18-19 веках. А старый средневековый центр, выросший из правильной планировки римских кварталов расположен восточнее. И можно видеть, что улицы, хотя и узкие, но прямые. В конце улицы видна колокольня собора.

Впрочем, планировка нового центра – тоже регулярная.

Интересно, что собор был на северо-восточной окраине старого города, а королевский дворец был построен к востоку него. К югу от дворца были построены новый торговые кварталы. А вот северу был королевский парк, старый город обрывается и идут кварталы к реке Дора. Возможно, в старое время река сильно разливалась. Впрочем, про реку будет дальше, а вот как выглядит центр с севера. Ориентиром на снимках может служить колокольня собора.

На последнем снимке, судя по всему – остатки крепостных стен, за которыми расположены северные древнеримские ворота.

Короли царствовали в Италии до конца второй мировой – Муссолини королевскую власть сохранял. Правда, королей не особо любил и их любимому турину мелко пакостил. Например, построил в самом центре рядом с дворцовой площадью такой небоскрем (справа). Его еще называют “палец Муссолини”.

А вот после войны короли были изгнаны без права возвращения в страну. Так что после тысячелетней истории у Савойской династии был расцвет.

А потом Турин был центром промышленности. Там был Fiat, которому исторические ценности и туризм были не интересны. Поэтому их не развивали. А теперь Fiat потихоньку загибается, и начали искать другие источники экономику. Вспомнили свою историю и начали из нее делать туристические объекты. Тот же шоколад, который не только был в великом прошлом, но и развивается в наши дни – Nutella из Турина. А еще – мороженное. Всем известное эскимо тоже придумали в Турине в 1939 году в кафе Peppino. Есть еще несколько местных крутых фабрик мороженного. И шоколада. И исторические кафе, времен второй половины 19 века, когда Турин был столицей Италии. И музеи, о паре из которых были отдельные посты, но которых еще больше.

Река Дора, у слияния которой с По основан Турин. Она довольно широкая, и кажется полноводной – за счет подпруженного русла. Впрочем,вода катилась довольно сильно.

На берегу Доры раньше были фабрики, река служила транспортной артерией. Сейчас промышленные здания перестроены, хотя, возможно, производство сохранилась.

Прилегающая к реке часть города – на север от старого центра. Она гораздо более беспорядочная. Смешение старого и нового.

Шествие. Интересно, это фантазия автора или по мотивам известных персонажей?

А здесь раскинулся палаточный рынок. Вполне возможно, что он только на выходные или даже на полдня, несмотря на кажущуюся стабильность палаток. Я сам видел, как такие рынки разбираются за час.

А это – стационарный рынок. Старый. На фасаде – надписи на разных языках, включая русский. Но не торгово-рекламные, а призывающие жить дружно: “Любить различия”.

В городе много трамваев, как старых, так и современных. В Италии нет стремления обязательно заменить все старые трамваи, они их успешно ремонтируют и эксплуатируют. Особенно это в Милане заметно. Но там, где поток пассажиров большой – трамваи новые, а местами похожи на мини-поезда.

А до реки По я дошел только ночью. Вот как это выглядит. Противоположный берег – высокий.

Ну а теперь – все остальные фотки, которые не поместились в рассказ. Это – ферма у железной дороги. Старое разваливающееся здание восстанавливают.

Забавная кривая лестница в кафешке.

Прогулка по ночному Турину. Он выглядит совсем не так, как днем. Часть вечерних фоток уже было.

Статуи на площади Solferino

Лифт в гостинице – клетка, вставленная в лестницу старого здания.

И напоследок – красивый парк. Очень небольшой, но в нем поместился и пруд и фонтан и громадные деревья.

10 причин посетить Турин

Турин – оживлённый город с особенным характером. За свою долгую жизнь он не раз побывал в главных ролях истории Италии. Некогда римский военный лагерь Аугуста Тауринорум спустя века стал главным городом Савойской династии, а в 1861 получил статус первой столицы объединенной Италии. Мы собрали десять причин, доказывающих, что и сейчас Турин не намерен сдавать позиции.

Читайте также:  Шикарный особняк в Афинах

1. Турин – город искусств и культуры

Турин — город выдающегося культурного наследия. 15 королевских резиденций, внесенных в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, Египетский музей, считающийся вторым по важности после каирского, палаццо Мадама архитектора Филиппо Юварра, а также Музей кино в башне Моле Антонеллиана – символе Турина. В городе насчитывается более 40 музеев, включая недавно открытый МАО (Музей искусств Востока), и музей Чезаре Ломброзо, посвященный знаменитому криминалисту конца XIX века.

В наши дни Турин признают одной из столиц современного искусства благодаря множеству частных и государственных собраний и фондов, музеев и галерей, таких как GAM (Городская галерея современного искусства), музей современного искусства, расположенный рядом Castello di Rivoli, фонд Сандретто Ре Ребауденго, фонд Марио Мерца.

Невозможно точно подсчитать все культурные мероприятия, проходящие в городе. Это и Туринский кинофестиваль, и MiTo SettembreMusica, и Международный джазовый фестиваль, и события под эгидой ContemporaryArt Torino Piemonte, и выставка Артиссима, и, наконец, рождественский фестиваль света Luci d’Artista.

2. Дворцы Савойской династии / Venaria Reale

Когда-то загородные дворцы были местами летнего отдыха и охоты савойских королей. Сейчас же они являются памятниками истории, искусства и ландшафтного дизайна.

17 загородных дворцов Савойской династии в регионе Пьемонт были объявлены памятниками Мирового наследия ЮНЕСКО в 1997 году. В своё время они были построены не только из практических соображений (охота, летний отдых, развлечения), но и чтобы показать величие и власть Савойи не только туринцам, но и всем жителям Пьемонта.

В настоящее время замки и резиденции Савойской династии стали музеями и выставочными площадками, концертными залами и местами проведения фестивалей и спектаклей, центрами притяжения туристов и культурной жизни . Но прежде всего, это выдающиеся памятники архитектуры.

В самом Турине находятся: Palazzo Reale (Королевский дворец), Palazzo Madama (палаццо Мадама), Palazzo Carignano (палаццо Кариньяно), Castello del Valentino (кастелло дель Валентино), Villa della Regina (вилла королевы). За пределами Турина: Королевская резиденция Венариа Реале и прилегающий к ней замок Castello della Mandria (кастелло делла Мандрия), Palazzina di Caccia di Stupinigi (палаццина ди Качча ди Ступиниджи), Castello di Rivoli (кастело ди Риволи), Castello Ducale di Agliè (кастелло Дукале ди Альие), Castello di Moncalieri (кастелло ди Монкальери), Castello di Racconigi (кастелло Раккониджи), Castello di Pollenzo (кастелло Полленцо), Castello di Govone и Reggia di Valcasotto в Гарессио (кастелло ди Говоне и Реджиа ди Валкасотто)

3. Турин – зелёный город на реке По

Турин считается одним из самых «зелёных» городов мира. Так, например, знаменитый архитектор Ле Корбюзье находил Турин «самым красивым городом с точки зрения его расположения». Панорамой Турина, города у подножия Альп на холмах, восхищались Руссо и Ницше. Ландшафт города украшает река По и другие реки: Дора Рипариа, Стура и Сангоне. Сегодня власти города ведут непрестанную работу, чтобы сохранить чистоту природы.

В черте Турина находятся 17 парков, самый известный из них Parco di Valentino, площадью 450000 м2, на территории которого находится ботанический сад, основанный в XVIII веке, а также замок и остатки средневековой части города. Другая зелёная зона – это Parco della Pellerina, расположенная на берегах реки Дора Рипариа. Здесь находятся теннисные корты, катки и площадки для летних спектаклей. А за Королевским дворцом, в центре города, расположены королевские сады, разбитые в 1697 году архитектором Андре Ле Нотром. Между прочим, именно он спроектировал легендарные сады Версаля.

4. Турин – город спорта

Как и в большинстве больших городов Италии, жители Турина разделены на две части: болельщиков «Ювентуса» и «Торино». Оба клуба считаются одними из старейших в Европе. В 2006 году в городе прошли зимние Олимпийские игры, а чуть позже множество других международных соревнований: от фехтования до гольфа, от шорт-трека до художественной гимнастики, от баскетбола до легкой атлетики. В 2013 году здесь проходили Всемирные игры ветеранов спорта. В этом году Турин стал спортивной столицей Европы 2015 года по версии организации ACES.

Турин – колыбель итальянского спорта. Здесь в 1889 году был основан Альпийский клуб Италии, объединивший в свои рядах первых альпинистов, первый теннисный клуб (1880 г.), федерация гребного спорта (1889 г.), лыжный клуб (1898), а в 1959 году была проведена первая летняя Универсиада, за которой последовала и зимняя в 1966 году.

5. Развлечения и ночная жизнь Турина

Турин понравится тем, кто любит веселиться все ночи напролет. Например, в квартале Куадрилатеро Романо, что в центре города, расположилось множество баров, галерей, винотек, ресторанов и магазинов, не закрывающихся допоздна. Борго Дора и Порта Палаццо – это кварталы, где днем идет торговля на больших шумных рынках, а ночью они трансформируются в центры ночной жизни. Квартал Сан-Саварио претендует на то, чтобы стать лидером по ночным развлечениям, не теряя при этом своего делового статуса (кстати, днем здесь на пьяцца Мадама Кристина работает один из самых красивых рынков города). Остальные районы города также рады гостям и туристам в любое время дня и ночи. Вечером стоит заглянуть на пьяцца дель Кастелло, пьяцца Сан-Карло, пьяцца Витторио Венето и пьяцца Бодони. В этих пешеходных зонах находятся уютные кафе и бары, где в шумной толпе за дружеской беседой и с бокалом Апероль-спритц можно провеселиться всю ночь напролёт.

6. Турин – город вкуса

Еда и рестораны, — несомненно, главные герои в жизни Турина и его окрестностей и важная часть культуры города. Раз в два года здесь проходит Salone del gusto e Terra Madre («Салон вкуса и Матери-Земли«), международный эногастрономический фестиваль для гурманов. Также в Турине находится первый магазин итальянских продуктов и вина Eataly, занимающий площадь более 10000 м2. Он находится на территории бывшего завода вермута Капрано.

Пьемонт – родина знаменитых на весь мир вин бароло, барбареско, асти и других, белого трюфеля и многих традиционных блюд. Все эти эногастрономические изыски можно попробовать в Турине.

Среди местных блюд, завоевавших мировую популярность, надо упомянуть разновидность равиоли «аньолотти», сыры и хрустящие хлебные палочки гриссини. Эти блюда вы найдёте в любом ресторане, вне зависимости от его направленности. А вариантов где поесть здесь множество: от традиционных ресторанов, основанных несколько веков назад, до ресторанов авторской кухни, вам открыты двери престижных мишленовских рестораны в Королевских резиденциях, проекта «combal.zero» в Кастелло ди Риволи (Музей современного искусства), ресторана Dolce Stil Novo alla Reggia в Венария Реале и бесчисленных прочих ресторанов, остерий и тратторий.

7. Турин – город метаморфоз

Благодаря Олимпиаде город стал удобнее как для местных жителей, так и для туристов. Это касается в первую очередь модернизации системы транспорта. Отправным пунктом стала прокладка 7 километровой ветки метро и создание «центрального стержня»: широкого проспекта, соединяющего север и юг города. Символами меняющегося Турина стали объекты, построенные по ходу следования «центрального стержня»: городские парки, технопарки, новые здания Университета и Политеха; площадки, посвящённые искусству, культуре и творчеству художников, например, Перу Киркеби, Марио Мерцу и Джузеппе Пеноне. От Олимпийских игр городу остались спорткомплексы Палавела, спроектированный Гае Ауленти и Арнальдо де Бернарди и Палаолимпико, спроектированный Арата Исозаки и Пьером Паоло Маджорой.

В городе были построены (и продолжают строиться) объекты, над проектами которых работали ведущие мировые архитекторы: Ренцо Пьяно перестроил здание бывшего автомобильного завода «Фиат», превратив его в один из крупнейших многофункциональных комплексов Европы; Массимилиано Фуксас спроектировал крытый рынок в Порта Палаццо, а сейчас работает над зданием правительства региона Пьемонт; Марио Ботта является автором футуристической церкви Святого Лика; Норман Фостер был одним из дизайнеров корпуса юридического факультета и политологии Туринского университета.

8. Турин – город молодёжи

В 2007 году в Турине был построен студенческий городок Торино Кампус, цель которого — создать иностранным студентам, обучающимся в ВУЗах Турина, благоприятные условия для проживания и учёбы. Проект инициирован организациями Торино Интернационале и администрацией города Турина в сотрудничестве в ВУЗами и средними профессиональными образовательными организациями ООН (Staff College, ITC – ILO, UNICRI), военной академией Италии. Ежегодно Туринский университет (отметивший недавно своё шестисотлетие), Политехнический университет, и Пьемонтский университет выпускают множество специалистов в самых разных областях, от автомобилестроения до международных отношений, телекоммуникаций и архитектуры.

9. Турин – город событий

Турин способен проводить крупнейшие выставки, съезды и конгрессы, обеспечивая их участникам максимальное качество услуг. По престижной классификации гидов Мишлен городу присвоено 3 звезды. Турин всегда умел обновляться и подавать себя по-новому, оставаясь при этом верным своим историческим традициям. Поэтому в нём проходили такие значительные мероприятия как празднование 150-й годовщины объединения Италии в 2011 году, в рамках которого были организованы выставки и уличные спектакли. В 2015 в Турине прошёл 9-й Международный конгресс торгово-промышленных палат и Съезд международной федерации ландшафтного дизайна (IFLA) в 2016 году.

10. Турин – город предпринимателей

Турин – родина многих крупных промышленных предприятий. Здесь начал свою работу завод «Фиат» в 1899 году, и по сей день остающийся важным игроком в мире автомобилестроения.

За сто лет новейшей промышленной истории здесь родились и приобрели мировое признание такие гранды как студия Pininfarina и Italdesign-Giugiaro, Alenia Aeronautica и группа Azimut-Benetti (яхты класса люкс), Mattioli (ювелирные украшения) и Laura Tonatto (парфюмерия).

Стиль и вкус, характерные для Турина, подарили нам такие компании, как Kristina Ti (высокая мода), Lavazza, Martini, Guido Gobino, Peirano и Ferrero.

Аутлеты и спатчи в Турине

В Турин туристы едут не только за знакомством с достопримечательностями. Непременный шоппинг – вот что сопровождает путешественников во время пребывания в столице итальянской провинции Пьемонт. Ведь не секрет, что одеться-обуться в Италии намного дешевле, чем в России-матушке. Поэтому так популярны массовые поездки за покупками, особенно в начале января и в начале июля в сезон распродаж. И аутлеты Турина на себе ощущают наплыв шоп-туристов.

Аутлет – это магазин, в котором продают брендовую одежду со значительными скидками. А поскольку в столице Пьемонта размещены многие бренды, например Kappa, Armani, Carrera Jeans, в аутлетах со скидкой можно приобрести одежду и обувь этих и других знаменитых марок. Кожаные изделия высокого качества, трикотаж и нижнее белье, многое другое из новой и коллекций прошлых сезонов предлагается купить дешевле. И этим активно пользуются сами итальянцы.

То, что с пустыми руками уйти не получится, ясно сразу. Удачный шоппинг ждет шопоголиков на улицах Рома и Гарибальди, а также параллельных им Лагранж и Карло Альберто. На витринах торговых центров размещены витрины, заполненные брендовыми вещами Dolce e Gabbana и Armani, Marina Rinaldi и Versace, Adidas и Lacoste, др. Крупные аутлеты и спатчи находятся в пригороде Турина, а в некоторых городских аутлетах продают одежду местного производства.

Среди солидных аутлетов-моллов очень популярны Serravalle или FoxTown. В них всегда представлены со скидкой 30-70% люксовые модели Prada и Ferre, Dior и Baldinini, а также других известных брендов. Стоит заскочить и в спатчи от таких фабрик, как MaxMara, Marella, Marina Rinaldi и Stefanel. Если отправиться в городок Бьелла (он находится в получасе езды от Турина), то в нескольких аутлетах обязательно получится купить одежду от Gucci, Ermigliano Zegna, Sergio Rossi, La Perla, Agnona. Есть здесь и спатчи от обувных, недостаточно известных итальянских фабрик. В этих торговых точках одеваются и обуваются жители близлежащих городов, а у шоп-туристов они пока не на слуху.

Каждая женщина согласится иметь в своем гардеробе обувь итальянских мастеров. Но цена на нее в России – не для любого, и все из-за накруток, которые составляют и 100%, и 200%. Поэтому спатчи, а это магазины при обувных фабриках, всегда включаются у туристов в маршрут. В них можно приобрести обувку в розницу и оптом отменного качества и дизайна.

Замечательно и то, что к туфлям или сапогам можно легко подобрать сумку или кошелек, не говоря уже про аксессуары. А в таком спатче, как Pollini, еще и одежду от Valentino и MaxMara прикупить. Когда целью является приобретение обуви ходового размера, а это 37-й женский и 41-й мужской, есть возможность стать владельцем туфель или сапог со скидкой до 70%, если они использовались в качестве образца.

В аутлетах Турина охотно покупают джинсовую и молодежную одежду английского типа, а также детскую и для занятий спортом. Очень актуальна для шоп-туристов покупка шуб, которая обойдется совсем дешево. Однако многие аутлеты находятся в пригороде, поэтому отправляться туда лучше на автомобиле, который легко можно взять напрокат.

Восстание в Турине

Восстание в Турине

Читайте также:  Вилла Kishti на острове Ангилья в Карибском бассейне

Февральскую революцию в России восторженно встретил простой народ Италии. Газеты были заполнены зачастую сбивчивыми и противоречивыми сообщениями из далекой России. Буржуазные газеты обливали грязью имя Ленина, не останавливаясь перед самой гнусной клеветой.

Против клеветников первой выступила газета «Гридо дель Пополо» (29 апреля 1917 г.), одним из редакторов которой был Антонио Грамши. В редакционной статье говорилось:

«Ленин — это наиболее социалистический, наиболее революционный из вождей русских социалистов. Он представляет среди русских социалистических партий ту партию, которая наиболее глубоко знает нужду и тревогу, разделяет стремления и надежды мирового пролетариата вообще, итальянского пролетариата в частности. Совершенно понятна поэтому ярость, которую Ленин вызывает у буржуазной и консервативной печати, так же как логична наша глубокая симпатия к Ленину. Мы рады в братской солидарности разделять с ним оскорбления и брань, которыми тщетно пытаются очернить его благородный облик»[14].

Это выступление поддержал главный редактор социалистического органа «Аванти!», старый революционер, честный, хотя и не всегда последовательный, Джачинто Менотти Серрати.

«Националистическая клевета,— писал он,— избрала своей мишенью Ленина. Честнейший человек, необычайной чистоты и силы, в течение многих лет являющийся лидером русского рабочего социалистического движения, представлявший и представляющий революционную Россию в бюро социалистического Интернационала, человек, написавший замечательные страницы, непревзойденные по своему теоретическому уровню и высокой идейности, в течение многих лет являвшийся строжайшим и скрупулезнейшим распорядителем крупнейших фондов, собранных русскими революционерами для подготавливавшегося ими великого дела,— этот человек вдруг стал агентом кайзера. Его непримиримость и упорство в борьбе против любых форм сотрудничества с буржуазией пытаются использовать как доказательство его измены. Ленина преследует Антанта, пытающаяся играть на националистических чувствах. Выдвинутые против него клеветнические обвинения состряпаны теми, кто рядится в чистые ризы воинствующего демократического идеализма. Мы решительно заявляем о своей полной солидарности с Лениным, мы верим, что он одержит победу над клеветниками не столько ради себя самого, сколько ради русского пролетариата, делу раскрепощения которого он посвятил всю свою жизнь»[15]

Это были серьезные и строгие слова, великолепная отповедь итальянским сторонникам Керенского и компании.

В июле семнадцатого года Временное правительство направило в Италию делегацию Петроградского Совета. Посылка этой делегации была связана с подготовкой конференции в Стокгольме. Там, в Стокгольме, предполагалось убедить правительства Антанты и социал-демократические партии союзных стран, что Россия останется на стороне Антанты. А покамест в Турин прибыли два петроградских меньшевика — Гольденберг и Смирнов. Туринская квестура на этот раз проявила массу предупредительности и даже разрешила провести митинг не в закрытом помещении, не в зале Палаты труда, а на открытом воздухе, на площади перед квестурой. Делегаты Петросовета держали речь с балкона. Огромные толпы народа, приветствуя их, кричали: «Да здравствует Ленин!» Петроградские меньшевики были буквально ошеломлены, они не ожидали, что имя Ленина настолько популярно в Италии. Такие же сцены происходили и в других итальянских городах по пути следования делегации. Нельзя сказать, чтобы это было очень приятно гостям из Петрограда,— популярность ленинских идей в массах трудящихся Италии путала все их карты.

Антонио Грамши присутствовал на этом памятном митинге и написал о нем.

Недовольство итальянских рабочих усиливалось, волнения учащались. Все популярнее становился лозунг: «Сделать в Италии то, что русские сделали в России». И хотя у рабочих и не было правильного политического руководства, хотя Итальянская социалистическая партия в решающие моменты самоустранилась от руководства массами, трудящиеся были готовы драться за свои права!

Тем временем продовольственное положение становилось все более угрожающим; у хлебных лавок выстраивались длинные хвосты, в них приходилось ежедневно простаивать по четыре-пять часов, чтобы получить крохотный кусок хлеба. В массах назревал гнев.

А 22 августа в Турине вовсе не оказалось хлеба. И рабочие в знак протеста стали бросать работу. Сперва на одном заводе, потом на другом. Забастовки эти не оказались изолированными, они почти мгновенно переросли во всеобщую стачку.

На следующий день, 23 августа, на улицах Турина начали вырастать баррикады. Кварталы, занятые рабочими, были ограждены волчьими ямами и колючей проволокой. Сквозь эту проволоку был пропущен ток высокого напряжения. На какое-то время рабочие районы Турина стали неприступными.

Население штурмом брало продовольственные магазины. Восстание длилось четыре дня. Рабочие героически отражали атаки полиции и воинских частей. Но восстание было сломлено, рабочие кварталы залиты кровью. Причиной неуспеха было, конечно, отсутствие какого бы то ни было политического руководства, сугубая стихийность восстания. Движение не было поддержано в других городах Италии и, естественно, оказалось обреченным на провал.

Это был тяжелый жизненный урок. Но одно стало совершенно ясно — назревала подлинно революционная ситуация, и, может быть, именно в эти дни молодой социалист Антонио Грамши постиг с исключительной ясностью и четкостью, насколько велика необходимость в создании подлинной революционной партии рабочего класса!

Среди предводителей восстания были и рабочие-социалисты, но они не нашли поддержки в руководящих органах своей партии. Восставшие действовали вразброд, вместо того чтобы попытаться захватить центр города, они оставались в предместьях; действия их были лишены единой цели. У восставших были только винтовки, ручные гранаты и пулеметы. Правительственные войска ввели в действие артиллерию и тяжелые броневики. Быть может, если бы войска, или хотя бы часть их, перешли на сторону восставших, события приняли бы иной оборот. Однако солдаты поверили клеветническим утверждениям буржуазии, будто бы восстание организовано немцами.

Социалистическая партия была захвачена врасплох. Деятели ее растерялись. Вот что говорил на суде Барберис, один из руководителей туринских левых социалистов:

«В августовских событиях, не организованных партией, я не принимал участия. О погромах лавок я узнал в трамвае, по пути на почту. Я тут же решил вернуться назад, ибо понимал, что если окажусь в поле зрения полиции, то буду немедленно арестован».

Откровенные признания Барбериса обнародовала «Аванти!» 13 июля 1918 года — спустя год без малого после событий.

А в самый разгар восстания цензура не разрешала газетам печатать какие бы то ни было сообщения о туринских делах. И события эти, естественно, не получили широкой огласки и должного разворота. Официальные данные о количестве убитых и раненых, опубликованные спустя некоторое время после событий, говорили о семидесяти убитых и нескольких десятках раненых. По другим сведениям, убитых было пятьдесят, а раненых более двухсот. В некоторых источниках сообщается даже о пятистах убитых и двух тысячах раненых, но это, по всей вероятности, непроверенные цифры.

Да, руководство социалистической партии в целом осталось безучастным. Оно ничем не помогло восставшим. И все-таки один из наиболее видных деятелей партии — Джачинто Менотти Серрати — сделал все, что мог. Он предпринял героическую попытку пробраться в Турин, чтобы принять участие в вооруженной борьбе хотя бы как рядовой боец. Он не мог вычитать о туринских событиях в газетах; этому, как уже сказано, препятствовала цензура военного времени. Откуда же узнал Серрати о том, что в Турине происходит нечто из ряда вон выходящее? Очень просто: из слухов, слухи циркулировали в народе, и никакими силами правительство не могло воспрепятствовать их распространению. «Аванти!» выходила в Милане. И вот редактор «Аванти!» садится в Милане в поезд, идущий в Турин. Из предосторожности он сходит с поезда в Кивассо, считая, что в Турине вокзал непременно должен быть оцеплен полицией. Между Кивассо и Турином в обычное время ходил трамвай, однако оказалось, что трамвайное движение прекращено. Остается одно — идти пешком в Турин. Что Серрати и сделал!

Главный редактор «Аванти!» с трудом добрался до центра Турина, был там опознан карабинерами и препровожден в их казарму. Карабинеры запросили распоряжений от туринских властей. Последние приказали отправить редактора «Аванти!» в Милан. Что и было сделано.

После подавления туринского восстания Серрати вместе со многими другими был арестован и предан суду военного трибунала. Ему было предъявлено обвинение в косвенной государственной измене. «На митинге в честь русской революции вы выкрикивали не только «Да здравствует русская революция!», но и «Да здравствует итальянская революция!» — заявил прокурор. И Серрати ответил: «Подтверждаю полностью»,

Военный трибунал признал его «морально ответственным» за туринские события и приговорил к трем с половиной годам заключения за «косвенную измену».

В тюрьме Серрати переводил роман Барбюса «Огонь». Статьи Серрати появлялись в «Аванти!» регулярно, но под странным псевдонимом: «№ 48». Таков был номер камеры, в которой содержался старый Джачинто Менотти. Директор тюрьмы просил Серрати передавать статьи в «Аванти!» хотя бы через него, директора, но только не разлагать служащих тюрьмы.

Осужденные по делу о туринском восстании пробыли в тюрьме года полтора. Освободила их амнистия девятнадцатого года, послевоенная амнистия; итальянские буржуа, упоенные победой, прощали недругам своим.

Туринское восстание подавляла так называемая бригада «Сассари», она состояла почти исключительно из крестьян провинции Сассари. Правительство рассчитывало на рознь, а порою и на антагонизм между рабочими развитого индустриального севера и нищими мужиками-южанами. И в августе семнадцатого года эти расчеты оказались правильными.

Вот эти-то раскол и рознь между рабочими севера и крестьянами юга и были основным орудием политического господства буржуазии. И великой заслугой Антонио Грамши было то, что он исключительно ясно понимал это и сделал своей целью устранение этого антагонизма. И не только устранение антагонизма, а и достижение единства, создание революционного союза севера и юга, революционного союза рабочих и крестьян!

Еще в дни восстания рабочий-дубильщик, сард, уроженец Сассари, был послан восставшими поговорить с солдатами-сардами и узнать, каковы их настроения. Рассказ этого отважного посланца Антонио Грамши привел много лет спустя в своей, к сожалению, незавершенной работе «Некоторые аспекты южного вопроса». Работа эта вопреки сухому названию своему читается, как роман. Итак, вот что поведал этот самоотверженный парень:

«Я подошел к биваку, разбитому на одной из площадей, и завел разговор с молодым крестьянином, который радушно выслушал меня, потому что я, как и он, был родом из Сассари.

— Зачем вы пришли в Турин? Что вы собираетесь здесь делать?

— Мы пришли, чтобы стрелять в господ, которые устраивают забастовки.

— Но ведь устраивают забастовки не господа, а рабочие, а они — бедняки.

— Здесь все господа: все носят воротнички и галстуки, зарабатывают по тридцать лир в день. Я знаю, кто такие бедняки, и знаю, как они одеты; у нас вот в Сассари действительно много бедняков. Все мы мотыжники-бедняки и зарабатываем полторы лиры в день.

— Но я тоже рабочий и бедняк.

— Ты беден потому, что ты сардинец.

— Но если я буду бастовать с другими, ты будешь стрелять в меня?

Солдат немного подумал, потом сказал, положив мне руку на плечо:

— Слушай, когда ты забастуешь вместе с другими, оставайся дома!»

Да, так были настроены очень и очень многие. Но от первых сомнений в справедливости возложенной на них карательной миссии, от первых колебаний было еще очень и очень далеко до осознанного и целенаправленного протеста. И не мудрено, что восстание в Турине было подавлено сравнительно без особенных усилий.

Итак, стихийное восстание, к которому социалистическое руководство было полностью непричастно, потерпело неудачу. Нужно было принимать какие-то новые меры, чтобы оживить работу в массах, чтобы сплотить их вокруг руководства. Передовые туринские рабочие в эти нелегкие дни признали Антонио Грамши своим подлинным руководителем. Он был избран секретарем туринской секции социалистической партии, секретарем секции социалистической партии в «самом красном городе Италии».

Он взвалил на свои плечи великое бремя, но он знал, на что идет, знал, что время потребует от него жертв, и заранее был согласен и готов принести эти жертвы. Он чувствовал себя строителем нового мира, и он знал, что это высокое звание, ибо «первые камни нового мира, пусть еще грубые и неотесанные, прекраснее заката агонизирующего мира и его лебединых песен».

Нью Йорк: Домино парк на месте мрачного завода

Давайте я расскажу вам про прошлое и будущее сахарной фабрики Домино, которой удалось переродиться в виде современного Домино-парка.

Прежде чем мы начнём: в этом посте идёт речь о Бруклинском районе Вильямсбург. Почему-то считается, что его правильное название на русском – Уильямсберг. У меня, как у жителя Нью Йорка, не поворачивается язык такое написать, пусть даже это нарушает моё обычное правило топонимов. Для меня это так же чудовищно, как говорить “на Манхэттене”. Так что, только Вильямсбург.

1. Индустрия по производству сахара существовала в Бруклине больше полутора веков. Здесь, в Вильямсбурге с середины XIX века было сконцентрировано несколько заводов. К концу 1870х, более половины сахара в США производилось именно здесь. Крупнейшее из заводских зданий воздвигли в 1882 году. Это была многоэтажная кирпичная махина, находившаяся прямо на берегу реки, чтобы удобнее было доставлять сырьё, и увозить готовый продукт. Здание построили на месте предыдущего завода, который сгорел в пожаре.

Читайте также:  Уникальный дизайн частной резиденции в Монреале

2. Вскоре сахарная индустрия консолидировалась в единую компанию, Domino Sugar, их продукция до сих пор известна по всему миру. И здоровый угрюмый завод на берегу Ист-ривер начали называть Сахарной фабрикой Домино. С годами его вид сильно менялся – например, заметно “подросла” главная труба, исчезли остроконечные башенки.

3. К концу XX века завод был ужасным нагромождением зданий разных эпох. Однако популярность сахара начала падать с появлением на рынке альтернативных подсластителей, как например кукурузного сиропа. И в 2004 году завод Домино прекратил свою работу.

Здание и территорию перекупили девелоперы, которые получили разрешение построить на это месте дорогостоящее жильё (Вильямсбугр как раз становился дорогим и престижным районом.) Во времена Блумберга такие проекты было не очень сложно протолкнуть, если строитель обещал построить что-то для простого народа. В данном случае это и был Домино-парк.

4. Кстати, пару лет назад, перед тем, как здание завода окончательно закрыли на реставрацию, его открыли для посетителей. Внутри можно было увидеть огромную белую скульптуру голой африканской женщины, лежащей в позе Сфинкса.

5. Сейчас строительство жилых домов на бывшей территории завода в самом разгаре. Но, очевидно застройщикам сказали: деньги утром, стулья вечером. И парк открыли раньше всего остального. Давайте прогуляемся по новому достоянию города, и посмотрим, что из всего этого вышло.

6. Парк начинается прямо у подножия Вильямсбургжского Моста (Williamsburg Bridge). Отсюда эта махина стальных балок выглядит очень внушительно. Кстати, удивительное дело: между опор моста на дальнем берегу реки, имитируя “невозможный кадр”, красуется небоскрёб, который портит все мои любимые виды! Вынужден признать, что с этого ракурса он смотрится неплохо.

7. Как и более знаменитый Хайлайн (у которого тоже интересная история), Домино-парк вытянулся вдоль одной длинной прямой. В данном случае, это берег Ист-ривер.

8. Прямо у воды вдоль всей длины парка проходит широкая набережная, мощёная плиткой. Здесь достаточно места для пешеходов и велосипедистов.

9. Вдоль неё расположены скамейки и лежаки для отдыхающих. Все они сделаны из дерева.

10. Развалившиеся на таких штуках посетители парка могут наслаждаться видом мидтауна на дальнем берегу реки. Безусловно, главный объект в этом городском пейзаже – всемирно известный Эмпайр Стейт Билдинг.

11. Немного подальше от воды вдоль набережной расположены разные зоны отдыха. Каждый найдёт здесь что-нибудь для себя. Например, есть огороженная площадка для выгула собак

12. И для игры в шары, похожей на уличный бильярд (забыл, как она называется).

13. Есть огромная поляна с газоном для пикников и загорающих.

14. Правда, к сожалению, оказалось, что трава здесь не натуральная, а мерзкий пластмассовый Astroturf. Вычитаем за это пять баллов из общей отметки парка.

15. Зато прямо в тени главного заводского здания есть настоящая песочница для игры в пляжный волейбол.

16. Ребята играют с отличным видом на соседний мост, на старый завод, и на берег Манхэттена.

17. Часть набережной стоит на сваях, и в одном месте специально проделали отверстие, чтобы показать “изнанку” её конструкции.

18. Здесь в жаркие дни периодически включают распылители прохладной воды. Это очень приятно, если вы не прочь стать немного влажным.

19. А если вам совсем жарко (и вы готовы полностью искупаться) то рядом есть один из тех уличных фонтанов, в которых так любят играться дети.

20. Рядом есть специальные трибуны, с которых сухие родители могут поглядывать за своими малышами.

21. Ещё есть такая конструкция индустриального вида – кажется она перекликается с одним из элементов бывшего завода.

22. По её верху устроена пешеходная дорожка, позволяющая смотреть на парк с высоты второго этажа. Ничего другого интересного там наверху нет.

23. Зато у её подножия работает забегаловка, где можно перекусить. Один из главных недостатков американских парков – отсутствие нормального общепита. То, что дизайнеры предусмотрели здесь такое заведение отлично. Пожалуй верну им баллы, отнятые за пластиковую траву.

24. Есть и полноценная детская площадка, тоже выполненная в стиле “запутанный завод”. Посмотрите, сколько разных горок тут!

25. Я не специалист в таких делах, но вроде детям нравится.

26. Главной доминантой этой местности остаётся бывшее здание сахарной фабрики. В начали XXI века его внесли в список архитектурного наследия. Все остальные заводские здания были снесены, но суровое кирпичное строение с огромной трубой решили оставить, используя его индустриальный колорит как главную тематику всего проекта. По планам застройщиков его будут реставрировать, превращая внутренности в коммерческую недвижимость – офисы, галереи, и т.д.

27. Вот как это будет выглядеть: На крышу зданию надстроят большую стеклянную шапку, очевидно там наверху тоже будет какой-нибудь сад.

28. Пока что особого прогресса реставрационных работ не видно. Кирпичные стены показывают явные шрамы прошлых работ, когда к заводу пристраивали корпуса, закладывая окна.

29. Вот, как будет выглядеть вся застройка, когда все жилые здания будут завершены. Да, эти дорогие многоэтажки собираются строить дырявыми, прямо как в какой-нибудь Азии. Но если дырявые небоскрёбы Гонконга продиктованы многовековым уважением к драконам, то здесь огромные дырки в зданиях оставили чтобы не загораживать вид на реку малоэтажным районам подальше от берега.

30. Пока что построено только одно жилое здание из всего проекта, самое низкорослое (но всё равно с дыркой).

31. Его стены облицованы необычным дырявым железом, чтоб соответствовать индустриальной тематике нового квартала.

32. Такое железо “под ржавчину” используется и в элементах парка – все стенки клумб с зеленью тоже сделаны из похожего металла.

33. И люки здесь хоть и новые, уже покрыты рыжеватым налётом. Так сейчас модно. Кстати, у всех крышек люков в Домино-парке свой дизайн, пусть и не такой изощрённый, как в той же Японии, но всё равно это радует глаз. А ещё, в отличии от многих других люков Нью Йорка, которые почему-то производятся в Индии, эти были изготовлены США.

34. Питьевой фонтанчик. Тут есть два уровня для людей, и один для собак!

35. По всей территории парка разбросаны различные индустриальные бандуры, память о заводском прошлом. Этим он напоминает Gasworks Park в Сиэтле – возможно дизайнеры вдохновились именно им.

36. Ещё заводские детальки.

37. В северном конце парка стоят два старых грузовых крана, которые покрасили в бирюзовый цвет. Так веселей!

38. Сохранились рельсы, по которым двигались эти бандуры. Правда сами краны сейчас установлены на стационарные постаменты, и больше не могут разъезжать взад-вперёд.

39. Вот такой Домино-парк. Вильямсбург стал намного краше, и теперь в Бруклине есть ещё один объект, которым можно гордиться. По всему Нью Йорку ещё остаётся огромное количество прибрежных зон, занятых неиспользуемой индустриальной застройкой. Рано или поздно всё это пространство будет возвращено людям.

Москва – Турин на автомобиле ВАЗ 2101. Завод Fiat Lingotto

Спускаясь с перевала Stelvio, невозможно проехать мимо красивейшего озера Комо, где в прошлом году мне удалось протестировать новый Nissan Teana. Поскольку отели в сезон там дорогие, да и народу много, надо искать уединенные места километрах в десяти от берега – за 50 евро можно найти семейную 3-звездучную гостиницу с парковкой, завтраком и интернетом.

Рабочее утро (а работу во время поездки никто не отменял) началось с таким прекрасным видом. Правда, кресла не было – пришлось позаимствовать крутящейся стул из детского уголка отеля.

Вид на городок Беллано. Нельзя же вот так взять и не искупаться в озере Комо, когда мимо проезжаешь.

А теперь финальный бросок. В этой поездке перемещались преимущественно второстепенными дорогами, но с целью экономии времени, до Турина решили проскочить по автостраде. Пусть выше 100 км/ч я все равно не ехал, зато никаких населенных пунктов, перекрестков и светофоров. В качестве платы – 14 евро за чуть более 100-километровый участок дороги. Дороговато, особенно учитывая стоимость бензина 1,6-1,7 евро за литр.

На одной из таких заправочных станций к нам выбежал красиво одетый пожилой мужчина из Mercedes S-class и, попросив разрешение, начал безудержно фотографировать наш автомобиль. В Италии, конечно, нам особенно проходу и проезду не давали. Но про это я отдельно напишу.

Первая остановка в Турине – недалеко от района Линготто. Синяя разметка означает, что здесь платная городская парковка. Цена в данной городской зоне – 1,5 евро в час. Платить надо только за промежуток с 8 утра до 8 вечера. Примерно в километре, ближе к станции метро Линготто, начинается зона бесплатной парковки.

Приехали к заводу. Теперь это большой торговый центр с гостиницей, выставочным центром и университетом. Парковка с утра пустая.

Внутри скидки, люди и собаки. В отличии от России, где пока не поняли, что на собачниках можно хорошо зарабатывать, в Европе почти везде вас со своими 4-лапыми друзьями ждут с распростертыми объятиями. Не только в магазин, даже в ресторан со скатертями и официантами во фраках пригласят зайти с лабрадором. Собаке еще дадут попить и печенье. Может даже мороженное.

Внутри Lingotto забываешь, что ты в старом заводе – обычный торговый центр с фудкортом, кино и нижним бельем. Но вот идешь себе спокойно средь бутиков, как натыкаешься на спиральный заезд наверх.

Но это служебный въезд. Я – не Джеймс Мей, поэтому покататься по торговому центру на машине не дали, но пешком попасть на испытательный трек все-таки получилось. Вход надо искать в книжном магазине на втором этаже, где расположены лифты. На лифте – вверх в небольшую выставочную зону, где голые женщины и другие картины.

За 6 евро получаете билетик на эту выставку с возможностью выхода на крышу. Быстро осмотрев экспозицию, выбежали на испытательный трек.

Здесь какая-то реконструкция, ремонт.

Надо было «заделаться» под служебную машину и прорваться наверх. ВАЗ 2101 всяко лучше бы смотрелся этого безликого Fiat Panda. Кстати, именно вот такие «панды» 80-х готов выпуска буквально наводнили Италию. Даже сейчас этого хлама на дорогах чрезвычайно много.

Как можно было сделать это после прекрасного Fiat 124, который стал автомобилем года в 1967 году. Посмотрите только, насколько органично вписывается «копейка» в архитектуру Турина. Кстати, так и не видел в Италии ни одной машины из серии 124-125 – практически все утилизировали, заменив их на маленьких уродцев их 80-х годов.

Теперь немного про Турин. Очень приятный город, без толп туристов. Мне не понятно, почему все валят в Милан, тогда как первая столица Италии намного интереснее и разнообразнее.

Первое впечатление – сюда хочется вернуться. Здесь просто живут, а не доят туристов. Никаких навязчивых цыган, африканских продавцов сувениров, азиатских наперсточников – ничего из того, что есть, например, в Париже.

Здесь можно сесть в ресторане в центре города и поужинать вдвоем на 30 евро с вином и десертом.

В Турине мы ненадолго задержимся. Здесь находится один из лучших музеев Мира – Национальный музей автомобилей (следующий пост).

А теперь немного фотографий первой столицы Италии

Предыдущие записи по проекту “Путешествие ВАЗ 2101 в Турин”
07
Завод Fiat Lingotto. Турин

00 – Старт
Подготовка автомобиля к путешествию в Италию на СТО Бош Авто Сервис

С нескрываемой радостью представляю друзей проекта.


Главный информационный партнер – дружная команда LiveJournal.com


Главный партнер этого безумного мероприятия – автосалон «Фреш авто» (FRESH auto) – не думал, что продавцы подержанных автомобилей достигнут такого высокого уровня работы с клиентами и по ассортименту представленных моделей. Зайдите на сайт, посмотрите, сколько там интересного ретро есть. Да и «обычных» автомобилей представлено много.


Технический партнер – компания BOSCH и СТО Бош Авто Сервис. Финальную и очень важную подготовку прошел у них на сервисе в “Филях”. По маршруту следования у меня есть возможность заезжать в сервисные центры BOSCH. В Европе центров очень много.


Шинный партнер – компания Pirelli (поставщик резины на болиды Формулы 1). На родной дубовой резине я бы далеко не уехал. Напомню, что шины на автомобиле – Pirelli Cinturato P4.


Фотографический партнер – Olympus, который предоставляет камеру Olympus E-P5, два объектива и микрофон.


Юридический партнер – ГлавСтрахКонтроль. Если у вас нет времени и желание разбираться со страховой компанией в суде за право адекватной выплаты – только позвоните, и за вас все быстро решат.

Туристический партнер – агентство авторских путешествий «Край света». Быстренько залайкали их страницу в фейбуке.

Партнер по очкам – Harry Cooper. У меня модель с оправкой говорящего цвета Коньячный Туртуаз.

Ссылка на основную публикацию